Неоплатоническая концепция любви в эпоху Ренессанса

Что такое «Неоплатоническая концепция любви»?

Как известно, платоническая любовь — это возвышенные близкие отношения, в основе которых лежит духовное влечение, не предусматривающее физических контактов и чувственных наслаждений. Такую концепцию любви выдвинул древнегреческий философ Платон, его именем она и названа.

В эпоху Возрождения, когда за эталон вновь были взяты античные традиции, о древнегреческих философах вспомнили: многие художники стали воскрешать идеи, темы и символы минувшего культурного периода, который приобрел романтическую прелесть идеализированного прошлого. В ряду прочего хорошо забытого старого появилась так называемая «неоплатоническая концепция любви». Это попытка художников ренессанса вписать античную философию в новый культурный контекст.

Неоплатоническая концепция любви к женщине воспринималась как часть широко распространенной в ту пору неоплатонической доктрины. С ее помощью ренессансные мыслители выражали стихийное самоутверждение личности, придавая окружающему миру и земной человеческой красоте (а не божественной, как в Средневековье) идеальный смысл. Неоплатоники (это художники, воплощающие неоплатоническую доктрину в искусстве) пропагандировали не только высокую любовь к женщине, но и духовную дружбу между мужчинами. Иногда такую дружбу ставили выше любви, так как искренняя и бескорыстная привязанность, не омраченная игрой низменных страстей, приводила к тому, что человек быстрее восходил по ступеням «эротического восхождения» и приобретал способность созерцать трансцендентную красоту, безусловную и абсолютную. Идеал этот не зависит от времени и пространства, он находится в вечной гармонии с собой. Об этом устами мантинеянки Диотимы, объяснившей Сократу таинства любви, говорил сам Платон в «Пире».

Анализ сонетов Шекспира

Неоплатоническая доктрина в полной мере проявляется в цикле сонетов Шекспира. Духовная близость — основа сложных отношений героя и его юного друга. Покоренный властной красотой друга, герой, тем не менее, ни слова не говорит о физической близости. Это многогранное чувство крайне далеко от похоти или банальной пошлой связи. Героем овладевает любовь на уровне созерцания, поклонения красоте и ее всемогуществу, но дальше восторга он не идет. Любое грубое прикосновение разрушит идиллию чувства.

У автора и сосуд, и огонь, мерцающий в сосуде, всегда неразделимы. Логика Шекспира во многом соответствует неоплатоническим представлениям о тождестве добра и красоты. Поэтому поэт воспел идеал любви, как духовного союза любящих, в своих сонетах:

Нет, я не стану камнем преткновенья
Для брачного союза двух умов:
Любовь, что нам изменит на мгновенье, —
Уже не настоящая любовь…
(пер. Д. Щедровицкого)

В оригинальном четверостишье автор процитировал фразу Платона «the marriage of true minds» (брак двух истинных умов). Неоплатоническая любовь обретает свойства красоты, к созерцанию которой ведет человека: она не знает старости и тлена, ей не страшны разлуки, превратности судьбы, несовместимые характеры и другие угрозы любви обыденной. Она не подвластна времени и месту, поэтому всегда спокойна, безупречна и абсолютна.

В 146-м сонете как таковой образ родственной души отсутствует, но неоплатонические мотивы пронизывают все стихотворение. Так, во втором катрене, являющемся логическим продолжением первого, бренное тело сравнивается с ветхим, омертвевшим домом (fading mansion), гнилую мякоть которого предвкушают могильные черви. В стихотворении наблюдается перекличка с другими сонетами, посвященными юному другу, где автор философствует о старости, тлене и смерти. На память приходит 73-й сонет:

Во мне ты видишь тусклый сумрак дня,
Когда закат на западе угас,
И сон ночной, второе смерти «я»,
Кладет, как тень, печать свою на нас.
(пер. А. Васильчикова)

Шекспир утверждает, что главный враг земной любви – непостижимое, бесстрастное время, которое уничтожает все на своем пути, но не из умысла, а в силу своей природы. Только поэзия может тягаться с ним, ведь в слове автор останавливает и сохраняет мгновение для вечности:

Ни смерть не увлечет тебя на дно,
Ни темного забвения вражда.
Тебе с потомством дальним суждено,
Мир износив, увидеть день Суда.
Итак, до пробуждения живи
В стихах, в сердцах, исполненных любви!
(сонет 55; пер. С. Маршака)

Особенности неоплатонической концепции любви на примере сонетов Шекспира

  1. Портрет возлюбленной практически не описывается. Ее душевные качества прекрасны и только: в образе нет никакой индивидуальности. Под героиней можно разуметь кого угодно. Это верные признаки того, что поэт работает с образом Прекрасной Дамы, а не имеет в виду реальную женщину. Психологизма, глубокого анализа женской натуры у неоплатоников нет и в помине, они восхищаются идеальным, но выдуманным эталоном красоты, который к живым людям отношения не имеет. Просто этот идеал воплощается в понятной и близкой читателю форме – Прекрасной Даме, а в ее лице каждый видит свои излюбленные черты.
  2. Индивидуализация любовного чувства. Автор пишет о своей экзестенции, не обобщает. Он демонстрирует свой внутренний мир в условиях любовного потрясения, а не отвлеченно рассуждает о природе любовного чувства.
  3. Культ психологического мазохизма (Петрарка, Ронсар). Герой отрекается от себя, самоотверженно бросаясь на жертвенный алтарь любви – сладостной муки и справедливой, упоительной казни. Именно мучения дают человеку подлинное понятие о чувствах и острое, всепоглощающее ощущение любви.
  4. Отсутствие эротизма. Робкие попытки изобразить его предпринимает Пьер де Ронсар, но, в основном, авторы поклоняются образу Прекрасной Дамы и по определению не дерзнут сорвать с него покровы священного таинства. Одно неловкое движение – и магия созерцания трансцендентной (выходящей за пределы) красоты превратится в пошлую связь, низвергающую женщину с ее пьедестала.

Литературные приемы её создания

  1. Гиперболизация и идеализация страдания. Наиболее яркий пример: творчество Пьера де Ронсара
  2. Музыкальность поэзии. Пример: многие сонеты Петрарки положены на музыку и исполняются как романсы.
  3. Ветхозаветные и Новозаветные семантические вкрапления. Например, лирика Франческо Петрарки изобилует подобными отсылками в библейским сюжетам. Этот факт объясняется тем, что Италия того периода – самая религиозная страна, сердце католичества.
  4. Одический стиль сонетов : восхваление образа Прекрасной Дамы, как результат созерцания абсолютной красоты.
  5. Игра контрастов с помощью средства художественной выразительности «оксюморон» (лед и пыл, язык молчит, а сердце стонет).
  6. Появляется новый герой повествования – душа.

Традиции и клише Ренессанса. Самые главные образы эпохи Возрождения

Античные традиции. Например, цикл Пьера Ронсара, посвященный Елене Троянской, где читатель встречает уже знакомые ему образы: Амуры, Апполоны, Парнас, нимфы и т.д.

Христианские традиции. К примеру, Франческо Петрарка (Эдем, мотивы сотворения мира Богом и т.д.).

Ренессансные клише: Амур, Любовь через призму страдания, душа — как главный лирический герой, ангельский образ любимой и т.д.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *