Анализ творчества Пьера де Ронсара

Почему Пьерр де Ронсар относится к эпохе Возрождения? Сходства и различия с Франческо Петраркой. Французский Ренессанс

Поэт Пьер Ронсар, по сути, является преемником Франческо Петрарки на французский лад. Тематика, средства художественной выразительности и даже стилистика Ронсара испытали сильное влияние поэзии великого итальянца. Но нельзя сказать, что француз «зарерайтил» «Книгу песен» и стал знаменит лишь за отсутствием альтернативы. Возвышенная поэзия Пьера Ронсара – это живительная сила реформы французского литературного языка. Такой же огромный лингвистический вклад сделал для русского языка Александр Пушкин.

У Ронсара, в отличие от Петрарки, отношение к искусству становится серьезнее, слог — чище, образы — яснее. Времена меняются, и то, что начал певец Ренессанса, продолжили его последователи и довели до совершенства формы. Ориентиром и мощным источником для Ронсара (в этом заключается сходство с итальянским классиком) была античная литература, отсюда и цикл стихотворений к Елене Троянской, прекраснейшей героине поэмы «Илиада».

Ронсар был не только поэтом, но и общественным деятелем: он создал литературное объединение Плеяда и выступил лидером новой поэтической школы. В рамках этой деятельности он помогал многим поэтам, ведь был богат и обеспечен. Новаторство Ронсара состоит в том, что он реанимировал многие поэтические жанры (например, элегия, ода, послание и эпиграмма). Главное дело жизни Пьера Ронсара – это повышение престижа поэтического призвания: к поэту, наконец, стали относиться, как к голосу Нации, а не как к изгою. Для такой цели необходимо было, чтобы знатный человек объявил во всеуслышание, что он – поэт. И Ронсар это сделал.

Пьер де Ронсар: анализ стихотворений. Обзор творчества Пьера Ронсара. Основные мотивы, идеи, символы в лирике Ронсара

Елена Троянская — первая роковая женщина в истории европейской культуры. Из-за нее греки (ахейцы) напали на троянцев (жителей прекрасного Илиона) и осаждали Илион 10 лет. Кровопролитные битвы унесли жизни отважных героев (Гектора, Ахилла, Патрокла и т.д.). Все они отдали жизнь за освобождение (и удержание в плену) Прекрасной «волоокой» Елены, которую богиня красоты и любви Афродита пообещала Парису за то, что тот присудит ей яблоко раздора, предназначенное «Прекраснейшей».

Зачем Ронсар посвящает цикл Елене, если любит Касандру? Дело в том, что образ Елены означает для него символ жертвы, которую он готов принести на алтарь любви к Касандре (женщине вполне реальной). Ради Елены сотни ахейских мужей пошли на смерть, а Ронсар готов повторить их подвиг, ведь величие любви видит в самоотречении во имя нее.

Одной богине верен был Ронсар,
Свои стихи принес он музам в дар,
А сердце на алтарь любви возложит!

Эта цитата из стихотворения «Обет» может считаться эпиграфом к творчеству этого художника слова. Мотивы самопожертвования и верности идеалу пронизывают цикл стихотворений, посвященных возлюбленной поэта, Касандре. В этих мотивах, кстати, выражено различие с Петраркой, ибо последний делал акцент на себе и своей экзистенции.

И он поймет, зачем пою тому хвалу,
Кто в грудь мою вонзил волшебную стрелу
И опалил меня любви смертельным ядом.

Несмотря на то, что любовь для поэта сопряжена с мученичеством, он не перестает благодарить судьбу за такой удел. В то же время бросается в глаза рефрен обреченности, повторяющийся между строк. Любовь для автора равносильна смертельному яду, то есть чувство – это бесповоротный и однозначный шаг в бездну. Женщина, как муза, проводит его аккурат до смертного одра. Средства художественной выразительности (тропы) Ронсара – это чаще всего эпитеты, которые указывают на возвышенный, чувственный слог позднего Возрождения.

Любя, кляну, дерзаю, но не смею,
Из пламени преображаюсь в лед,
Бегу назад, едва пройдя вперед,
И наслаждаюсь мукою своею.
Одно лишь горе бережно лелею,
Спешу во тьму, как только свет блеснет,
Насилья враг, терплю безмерный гнет,
Гоню любовь — и сам иду за нею.
Стремлюсь туда, где больше есть преград.
Любя свободу, больше плену рад,
Окончив путь, спешу начать сначала.
Как Прометей, в страданьях жизнь влачу,
И все же невозможного хочу,—
Такой мне Парка жребий начертала.

Уникальная черта Пьера Ронсара — игра на противопоставлении, на контрастах любовного чувства. Антитезы рождают оксюморон, который выражает метания лирического героя в огне страстей. Интересно, что читателю не представлена сама героиня, о ее образе нет решительно никакого упоминания. Это особенность поэзии о Прекрасной Даме, характерной для того периода.

Простишься ты с воздушными дворцами,
Во гроб сойдешь, ославленный глупцами,
Не тронув суд небесный и земной».
Так предсказала нимфа мне мой жребий,
И молния, свидетельствуя в небе,
Пророчеством блеснул.

О сущности поэзии и о месте поэта в ней Ронсар писал с известной долей самоотречения во имя идеи. К своему незавидному жребию он относится с философским стоицизмом, а идея божьего предопределения и роли мученика искусства указывает на объективный идеализм воззрений автора.

Я бы хотел, быком огромным млея,
Красавицу коварно умыкнуть,
Когда ее на пышный луг свернуть
Говорят фиалки и лилеи.
Я бы хотел Нарциссом хоть на миг
В Кассандру, превращенную в родник,
Пылая от блаженства, погрузиться.

Новоявленный эротизм в поэзии является своеобразием авторского стиля поэта и его открытием. Робкие попытки метафоричного приближения к объекту желания преисполнены грации слога и легкости рифмы. Античные мотивы опять-таки очевидны.

Анализ «Книжки шалостей» Пьера Ронсара

«Книжка шалостей» — стихотворный сборник фривольного содержания. Игривые мотивы вплетаются в безупречную поэтическую форму. Он состоит из стихотворений среднего размера, повествующих о пикантных ситуациях из жизни лирического героя. Эротические истории разбиты по номерам.

Примером может послужить пятая шалость: Герой занимается любовью с девушкой под покровом ночи, но пес выдает любовников лаем, сбегаются дети, поднимается суматоха, мать бьет девушку за ее поведение, а любовник сетует на пса, что тот даже сонета недостоин.

Юмор и легкий слог произведения напоминают Пушкинский стиль. Легко читается, хорошо запоминается и, что называется, на злобу дня: такие ситуации знакомы каждому из нас. В отличие от многих пафосных и серьезных поэтических работ, «Книжка шалостей» сочетает в себе и художественность, и простоту, приземленность содержания. Необязательно писать о высоком и вечном, чтобы выразить себя и показать стихотворное мастерство. Как и Александр Пушкин, Пьер де Ронсар может обыграть в поэтическом слоге любое явление из повседневной жизни.

Ронсару удалось раскрепостить литературу, демократизировать ее, если можно так выразиться. Поэзия стала ближе к людям, ведь заговорила честно, открыто и понятно для народа. Пьер Ронсар стал голосом Нации даже не потому, что организовал новую поэтическую школу. Его главная заслуга в том, что он адаптировал элитарное творчество для широких масс, а поэтическое искусство обогатил новыми средствами выражения.

P.S. Если вам доведется вытянуть билет по творчеству Пьера де Ронсара, вспомните хотя бы школьные уроки, посвященные творчеству Пушкина, и перенесите их содержимое на французские реалии и французского автора.    

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *