Смысл песни Хаски «Иуда»

Иуда Искариот известен всем из Евангелий как один из 12 апостолов, который предал Иисуса Христа за 30 сребреников. Имя его давно стало нарицательным и ассоциируется со словом “предатель”. Несмотря на это, в литературе, музыке и других жанрах искусства Иуда нередко появляется в образе соратника Иисуса. Например, в фильме “Последнее искушение Христа” режиссера Мартина Скорцезе образ Иуды раскрывается с новой стороны: мы видим преданного товарища и любимого ученика Иисуса. В повести Леонида Андреева он также представлен как самый верный ученик, на которого возложена страшная миссия — предать своего учителя. Таким образом, неоднозначность мотивов этого человека всегда привлекала интерес. Можно ли верить Иуде? Об этом рассуждает и рэпер Хаски в своем треке “Иуда”.

Среди напускного пафоса и наигранного цинизма исполнитель выделяется своей честной мрачностью. Его тексты не всегда изобилуют вычурными фразами, но в каждом из них кроется глубокий смысл. В треке “Иуда” Хаски обращается к слушателю от лица Иисуса: «Кто из вас выдаст меня?». А слушатель выступает здесь в роли Иуды Искариота. И тот, и другой – маргиналы и наркоманы, которые скрываются от контакта с потребителями современной массовой культуры. Но как-то так выходит, что извечные антагонисты созданы друг для друга.

Первый куплет и припев

Трек начинается с начала дня, типичного для многих тусовщиков: похмелье, чужая хата, такси до дома с изрядно потасканной музыкой на фоне. С самого утра герой забивает сигарету наркотическими смесями и угощает водителя (как правило, ценителя веществ, ибо они помогают ему работать). И оба они доходят до кондиции, и машина в любой момент готова к ним присоединиться.

И все же, как их занесло на библейский поворот? Скорее всего, оба они – предатели самих себя. Все, что было хорошего в человеке, не обремененном зависимостью, — это Иисус Христос, а его предатель – это тот двойник, который начинает с пятки каждый свой день. Обе противоположности – части одного целого – личности, которая раскалывается надвое с появлением наркотических трипов. Как известно, психика наркомана действительно претерпевает кардинальные изменения. И вот, внутри раздвоенного сознания просыпается диалог, где лирический герой задает риторические вопросы всем своим составляющим. Не успеет остыть подогретый на ложке героин (в сленге — косой), а человек уже спешит навстречу внутреннему предательству – он набирает шприц и отправляется в собственное распятье.

Это – лишь одна версия услышанного, переходим ко второй.

Второй куплет и припев

Люди липнут – попадают в зависимость от наркотических веществ, как еще говорят, «залипают». Газенваген – неологизм, означающий прокуренный автомобиль. Таких «утырков» много, но в 10 заповедях маралфагов они не нуждаются, ибо нет ни одного наркомана, который считает, что ему необходимо лечение. Он просто заменил естественные стимуляторы жизни (секс, карьера, самоутверждение, слава) на искусственные. Именно поэтому ему чужды дамские игры в обольщение, которые всегда завязаны на примитивных инстинктах.

Еще одна метафора о наркотической зависимости – «мухи в бокале вина». Насекомое полностью приравнивается к человеку, его тоже манит сладость и неволит скрытый капкан. Ничтожество «венца творения» недаром выражено в сравнении с насекомым. К этому же приему прибегали и Кафка, и Достоевский. Но именно к этим «мухам», будто к оракулам, герой обращает серьезный вопрос: «Что будет после меня?». Искаженную веществами реальность, именуемую «мультики», новые люди продолжат влачить без него. Обычно творец любит говорить о нетленности своих рукописей, но Хаски – напротив: он подчеркивает сомнительную значимость того, что признают его наследием. Будут новые песни, новые имена, и едва ли его голос продолжит раздаваться из уст анимационных персонажей.

Здесь же появляется новый смысл припева. Автор обращается к своим фанатам и иронически выспрашивает, кто из них забудет его и предаст его память? Кто обречет его на распятье? Этот Иуда найдется, пожалуй, в каждом из нас, ведь нередко, повинуясь моде, человек выбрасывает свои музыкальные убеждения на свалку истории, встречает новых кумиров, чтобы не отстать от века.

Третий куплет и припев

Здесь автор смотрит на себя глазами многих своих антифанатов, приводя популярные шаблоны мышления. Читает он, мол, только для маргиналов: профурсеток (ходят по рукам) и зэков (ходят по этапам). Сам неровно дышит к представителям нетрадиционной ориентации и непосредственно связан с преступностью. На это он лишь пожимает плечами: «Я не требую понимания». Он прекрасно знает, что большинство ведомо, идет за трендом, так что не стоит ждать от людей готовности разбираться, что к чему, если это модно.

Но почему же его понимает один Иуда? Тут можно упомянуть третью версию смысла припева. Многие авторы, как мы упомянули во вступлении, писали о том, что без предательства Иуды не было бы культа Христа, необходимого для создания религии. Как бы он пострадал за нас всех, если бы его никто не продал за 30 серебряников? Так бы Иисус и затерялся среди бедных проповедников, если бы его не распяли без вины. А так он и грехи человечества искупил, и евреи виноватыми оказались, и бедняки безропотно стали нести свой крест, ссылаясь на то, что Христу еще хуже было. На базе жертвоприношения возникло учение, объединяющее целые народы. А все благодаря Иуде, ведь он вознес над собой фигуру мученика, а сам стал козлом отпущения для десятков поколений потомков. У него доля ничуть не легче той, что принял учитель. Даже хуже: одному досталась слава, другому – проклятье. Иисус знал об этом, предрекая измену в своих рядах, так что все произошедшее запланировано свыше. Именно поэтому Иуда понимал миссию гораздо лучше, чем принято считать.

Из этого понимания новозаветных событий вытекает вот что: автор идет навстречу своему Иуде, целуя его. Именно поцелуй послушника был знаком для фарисеев,  чтобы они узнали, как выглядит Иисус, кого задерживать-то. Учитель принимает свою чашу вместе с изменой. Так и герой идет навстречу судьбе, позволяя внутреннему изменнику совершить то, что предначертано. Именно поэтому, за счет саморазрушения и внутреннего распятья, его творчество становится новым священным трактатом для таких же людей, обреченных на медленное самоубийство. Это жертва во имя создания культа. Только так они примут его в свой круг и прислушаются к нему.

Возможно, автор намекает еще и на то, что слушателя ждет участь Иуды. За понимание и любовь к его произведениям, за другой взгляд на мир, слушатель должен поплатиться отторжением в обществе, потребляющем навязанную бессмысленную “жвачку” в виде музыки из раздела “Популярное”, обществе, привыкшему к унифицированию.

Автор: Надежда Перегудова

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector