Почему Татьяна отвергает Онегина в финале?

Ответ на этот вопрос для многих школьников очевиден. Сама Татьяна, которая, как известно, «русская душою», а значит и носительница традиционного христианского мировоззрения, в 8-й главе даёт пылкому Онегину такую отповедь:

Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна.

Однако, оказывается, в литературных кругах XIX века поведение героини трактовалось отнюдь не однозначно. Почему же Татьяна отказывает Онегину?

Версия Белинского: Татьяну испортило светское общество

Один из величайших российских критиков Виссарион Григорьевич Белинский считал, что в финальной главе романа в стихах Татьяна стала хуже. «Татьяны милый идеал» как будто бы исчез: героиня стала светской дамой, у которой «и бровь не шевельнулась» при новой встрече с героем. Не случайно даже сам Онегин «следов Татьяны прежней не мог … обрести». Действительно, как робкая девушка, которая даже среди родных «казалась девочкой чужой», которая никогда ранее не жила в столице, а видела «в глуши, в деревне» лишь мирные картины природы или, например, служанок, собиравших ягоду в кустах, изменилась почти до неузнаваемости? Что случилось с «бедной Таней»? Как она превратилась в хозяйку знатного дома, жену генерала, которую затмить не могла даже княгиня Нина Воронская с её «мраморной красою».

Изменилось ли отношение Татьяны к Онегину? Ответ, с точки зрения В.Г. Белинского, прост. Татьяна уже не та, что была раньше: она, боясь осуждения света, приспособилась к его законам и живёт по ним. Как мы помним, Татьяна в 8-й главе всё же признаётся Онегину в любви. Но необходимо помнить, что теперь это объяснение уже не «души неопытной», а замужней дамы, давшей клятву верности супругу на Таинстве Венчания. Какой печальный вывод напрашивается сам собой? Татьяна не любит мужа, хоть и уважает его. Значит, живёт она в обмане. Критик назвал это «профанацией чувства и чистоты женственности».

Версия Достоевского: Татьяна отказала, показав истинное благородство души

Другую точку зрения легко предугадать. Татьяна отказывает Евгению, потому что стала … лучше, мудрее. Такое видение образа героини присуще Ф.М. Достоевскому, который считал героиню главным образом романа, «апофеозом русской женщины». Мнение Достоевского прямо противоположно взгляду Белинского. Татьяну нисколько не испортил свет, она осталась прежней. Значит, и жизнь среди петербургского света для неё не что иное, как мука и страдание. Почему же она не хочет, оставив супруга и суетную столицу, сбежать прочь вместе с любимым, который ныне отвечает ей взаимностью? Татьяна понимает, что её измена превратит достойную жизнь старого генерала в позор, клубок сплетен и пересудов. С точки зрения Достоевского, большая ошибка – считать героиню слабовольной. Нет. Главное основание её решения, как ни странно, заключено во всем знакомой с детства пословице: «На чужом несчастье своё счастье не построишь!». Вот почему Татьяна, любя Онегина, отвергает его.

Версия читателей: выбрали бы мы Онегина?

Теперь попробуем ответить на наш вопрос сами, опираясь на собственное восприятие ситуации. Представьте, задумайтесь: что могла чувствовать Татьяна, получившая письмо пылко и страстно влюблённого Онегина? Перечитаем-ка любовное послание. Сколько раз там повторяется местоимение первого лица «я»? Целых 12 (!) раз. Какие качества подозревает в возлюбленной Евгений? Онегин считает, что Татьяна способна презирать, смотреть «гордым взглядом», «суровым вздором», наслаждаться «злобным весельем», выражать «гневный … укор»… Наша ли это Таня, та, что «утренней луны бледней и трепетней гонимой лани»? Кажется, нет. Получается, что мы, читатели, и он, Онегин, знаем разных героинь. В образе, описанном Евгением в письме, никак нельзя разгадать те черты, которые вкладывал в свою любимую Татьяну автор. Более того, в письме герой не проявляет высоты чувств, поскольку больше всего жалеет самого себя. Вспомним хотя бы следующие строки, обращённые к героине:

Когда б вы знали, как ужасно
Томиться жаждою любви,
Пылать — и разумом всечасно.
Смирять волнение в крови;
Желать обнять у вас колени
И, зарыдав, у ваших ног
Излить мольбы, признанья, пени,
Все, все, что выразить бы мог…

Но разве Татьяна не знает? Не она ли испытывала те же чувства, написав своё письмо? Не она ли до сих пор держит в памяти онегинский «взгляд холодный»? Не она ли вспоминает сцену объяснения в саду как «страшный час»? Таким образом, оказывается, что письмо героя обращено вовсе не к Татьяне, не к её чувствам, а к самому себе. Создаётся впечатление, что любит Онегин не Татьяну, а себя и свои чувства. Но неужели Онегин в 8- й главе всё тот же, «забав и роскоши дитя», эгоистичный светский франт? Безусловно, нет. Но это тема для отдельного разговора…

Автор: Мария Патрикеева

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

1 комментарий

  1. Владимир:

    Разумеется, Татьяна в душе осталась прежней:

    А мне, Онегин, пышность эта,
    Постылой жизни мишура,
    Мои успехи в вихре света,
    Мой модный дом и вечера,
    Что в них? Сейчас отдать я рада
    Всю эту ветошь маскарада,
    Весь этот блеск, и шум, и чад
    За полку книг, за дикий сад,
    За наше бедное жилище,
    За те места, где в первый раз,
    Онегин, видела я вас,
    Да за смиренное кладбище,
    Где нынче крест и тень ветвей
    Над бедной нянею моей…

    Но, действительно, она стала мудрее:

    Я вас люблю (к чему лукавить?)
    Но я другому отдана;
    Я буду век ему верна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *