Обзор творчества ЛСП на примере трека «Lil Wayne»

Intro. ЛСП о треке Imperial

О попытках проанализировать его треки сам ЛСП отзывается неоднозначно:

«Всегда хотелось попробовать себя в роли человека, который декодирует тексты исполнителей зарубежных, как эксперимент, но, конечно, было бы интереснее декодировать самого себя. С одной стороны, это огромный минус, потому что когда ты не декодируешь самого себя, ты оставляешь огромное пространство для домыслов, и появляется реально больше интерпретаций у каждой твоей строчки, у каждой твоей метафоры, появляется больше возможных интерпретаций. С другой стороны, большинство людей не вникают обычно в некоторые моменты, а честно говоря даже, может быть, и многие. Раньше я считал, что это глупая идея, я до сих пор так считаю, как бы декодировать самого себя и деконструировать творчество — это бессмысленно, потому что творчество – это магия, когда ты ее убиваешь, ты просто убиваешь интерес к нему, это сугубо мое личное мнение»

Мы ни в коем случае не хотим убивать магию творчества, скорее, наоборот, вынести ее на всеобщее обозрение. Было справедливо сказано, что отнюдь не все слушатели вникают в смысл текста. В то же время у хорошего рэпа великое множество интерпретаций, всегда интересно их выуживать, выжимать, но кто-то должен начать это делать, спровоцировать людей думать, иначе им не досуг, без понта, да и «рэпчик по науке», как сообщают нам в комментариях, не трактуют, не по понятиям, видать. У нас не торгуют истинами, нет единственно правильной точки зрения, так что лучше пробегитесь глазами и придумайте свою.

Кто такой Лил Уэйн?

Ну разумеется, рэпер. Первый трек, как говорят, он написал в 8 лет, а в 14 бросил школу. Родился и рос в Новом Орлеане в самом нищем и криминальном районе города. Суровая выучка улиц сделала из него настоящего маргинала, который сумел пробиться в шоу-бизнес и обрасти скандальными фактами. История Лила Уэйна — сказка о мальчике из гетто, взобравшемся на самый верх. Его пример вдохновил многих поверить в себя и идти на бал, не дожидаясь крестной феи. ЛСП использует его в качестве символа, подражая которому каждый бездарь мнит себя лучшим эмси.

Текст песни ЛСП «Лил Вейн». Смысл

Рэпер впитывал рэп с молоком мамы
Или с папиным кефиром,
это волновало мало.

Здесь автор иронично обыгрывает книжный штамп «впитал с молоком матери «, пренебрежительно просто отзываясь о становлении рэпера. Здесь же на уровне стилистики (умышленная тавтология, как стилистический прием) реализуется творческая фишка под названием «дибиликон «, ЛСП не раз упоминал его, разбирая свой куплет в песне «Imperial». Дибиликон, как мы поняли, означает дуракаваляние в тексте, лексическое юродство, издевательскую языковую игру, которая выражает авторское отношение не буквально, а через интонации, новообразования, наслоение смыслов и различные ответвления от литературной нормы. Уже в первых строках он дает понять, как банален его сюжет, как часто с подачи моды нынче рождаются потенциальные «лилвейны». С самого начала они под кого-то косят, с самого начала задают предел. У них нет стремления обрести индивидуальность: юные эмси по умолчанию не творцы.

Сырье индифферентно, зачитать может каждый
Текстами, словно калом, просто пачкая бумажки
И неважно мнение хейтера-анонима
Ведь за рюмашкой произведение оценила
Подруга Дашка. И рэп избавили от онанизма, но только каждый
Их куплет ворочает в койке Лил Вэйн.

Во — первых, сырье ассоциируется с сырым материалом. Во вторых, слово «сырье» означает предметы труда, которые направляются в производство для первичной обработки. Индифферентно — безразлично. С одной стороны, автор мог подразумевать, что всем безразлично, кто и как зачитает первый куплет, все поднимаются с нуля. А с другой, быть может, имеется ввиду, что качество материала (эрудиция, личный опыт, стиль) для производства треков неважно, зачитать может и умственно отсталый, но в этом случае он всего лишь бумагомаратель. Тут имеет место быть наслоение смыслов: меткое и грубое сравнение развернуто из типичного зловонного обозначения плохого текста. Далее автор посмеивается над зеленовато -трогательным самообманом, который грозит растянуться на всю оставшуюся жизнь. Адекватная оценка сию минуту превращается в хейт, небесполезный для продаж, кстати. Слепое поклонение моде дошло до ритуальной части, где на жертвенном алтаре растянулась юная вакханка. Девочки идут не за мальчиками, а за трендом. Если рэпер, то крутой: общество ее не только оправдает, но и завистью изойдет. Сам герой нашего времени с удовольствием дает себя одурачить и убедить в том, что первый успех у слушательницы — его личные заслуги, а не ее дань культу. Таким образом, детки — лишь потребители, спрос которых сформировала очередная пиар-кампания. Парень сделал закос и попал в струю, но конкретно он ничего не создал. Даже этот жалкий секс был добыт не им лично. Их ворочает в койке Лил Вэйн, они — объекты, а он (собирательный образ нового фетиша массовой культуры) властвует над их коллективным сознанием, задает предрассудки, определяя вторую натуру. У многих людей она заменяет первую.

Так умирает лилвэйн,
Так умирает лилвэйн,
Так умирает на притоне ужаленная шкура,
Так умирает лилвэйн,
Так умирает лилвэйн
Так умирает лилвэйн
Так умирает лилвэйн
Так умирает всё то, что ты называешь культурой,
Это реквием по ней, так умирает лилвэйн.

Очевидно, в припеве Лил Вэйн является символом способности юного рэпера к творчеству. Иллюзорное признание убивает стимул, побуждающий совершенствоваться и вырабатывать свой стиль. Вместо того, чтобы искать себя, эмси всем угождает, подо всех подстраивается за дозу похвалы, от которой уже зависим. Отсюда сравнение со шкурой «на притоне», обслуживающей всех и каждого в обмен на наркотики. Обилие кайфа, полученного таким путем, лишь приближает её смерть. Так и рэпер хоронит себя в искусственном забвении и не замечает, как его вовсю имеют лицемеры, подсаживая на сомнительное варево. В ассоциативном ряду всплывает культовая книга «Реквием по мечте», где главная героиня — та самая ужаленная шкура на притоне, которая кончает за упокой во всех смыслах этого слова. Может быть, поэтому автор упоминает в конце припева слово «реквием», но вместо «мечты» вставляет «культуру». Для вышеописанного честолюбца влиться в культуру и есть мечта, он начинает шествие по жизни с благой целью, как и герои Хьюберта Селби, и закончится все одинаково, крахом, ведь их искренние порывы уже монетизированы и пущены с молотка, их мысли идут предсказуемо, как часы, они сами — звено в социальной цепи: после того, как они поели, съедят их. Эта культура скорчится так же уродливо, как американская мечта.

Выступал в том самом хуй знает каком клубе
10 «Б» кричал хором тонких голосков: «Рэп рулит!».
Фото ВКонтакте с косяком в шубе.
Набил тату: микрофон.
Он рэпер, а рэперы шутить не любят.
Книжки для долбоебов, я сам писать умею,
Выходит очень клево и более умнее.
Молодой Акелла не упустит своей цели,
Ведь от рэпа нет панацеи.
Лил Вэйн почти готов.

«В том самом» и «хуй знает каком» — явное противоречие, создающее комический эффект. Реальная аудитория рэпера тоже вызывает усмешку. Фото с косяком в шубе — явное подражание внешней стороне искусства. Единственная грань постмодернизма, воплощенная героем в творчестве, это китч (безвкусица). Пошлые тату (на эту и на ту) — непременный атрибут жертвы модного сезона длинною в жизнь. Мишура нужна для придания себе веса, серьезности, но и эти напряженные попытки героя самореализоваться высмеиваются автором. Смех раздается на уровне лексических оборотов, образующих дибиликон. Кому, как не филологу Олегу Савченко, знать, что «более умнее» быть нельзя. Тупая ошибка родом из школьного сочинения соседствует с утверждением «книжки для долбоебов». ЛСП иронизирует над самомнением человека, который сегодня всерьез полагает, что до него только только динозавры вымерли. Поэтому многие современные тексты выглядят в разы примитивнее стихотворений Франсуа Вийона, например, а это век 15. Литература не развивается, так как опыт предыдущих поколений не учитывается новыми творцами. Сейчас на дворе все ещё Искусство, ведь массу парализует болезнь Альцгеймера. Молодой Акелла — вожак волчьей стае из «Книги джунглей», который воспитал Маугли. Значит, рэпер не упустит цели занять место вождя в племени. Как волк не сможет перестать быть волком, так и эмси лишен возможности излечиться от словесного поноса.

Копия Лил Вейна почти сформировалась, она внешне повторила жизненный цикл оригинала. Но здесь важно другое значение словосочетания «Лил Вэйн почти готов», а именно умерщвление, поражение, нокаут. Рэпер стал популярным, раскрутился, однако Лил Вэйн в нем почти умер. Противопоставление дешевого внешнего успеха и внутреннего падения возвращает нас к классическому фаустовскому сюжету в интерпретации Оскара Уайльда. Лил Веэн — портрет, который невидимо умирает под покрывалом, в то время как оригинал собирает овации в «том самом хуй знает каком клубе».

Хип-хоп революция пришла к нам, как поллюция

И всех обмазала скользкими белыми рэперами.

Поллюция — непроизвольное семяизвержение. Сравнение вульгарное, но бьет в десятку! Такая реакция обусловлена особенностями физиологии юношей, так же, как и хип-хоп революция имеет множество причин, произошла не по чьей-то воле, а в силу обстоятельств. Рэп, как и джаз, порождение другой культуры, а мы ее подхватили, когда она вошла в моду. Поэтому ЛСП сравнивает происходящее в массовой культуре с извержением, подчеркивая стихийный размах распространения белого хип-хопа.

И хуй нам даст проснуться эта юная полиция
Напором ахинени, в которой они уверены.
(все они сдохнут!)
Очень скоро
(все они сдохнут!)
Захлебнувшись своим же напором
(все они сдохнут!)
Оставив лишь могилу, в которой лежит их персональный Лил Вэйн
И мы станцуем локтями на ней.

Если качественная рэп-музыка не дает заснуть, будит слушателя, пробуждает различные чувства, то эта, напротив, не делает сон ещё крепче. Если настоящий голос улиц находится в оппозиции по отношению к полиции и другим институтам государственного принуждения, то китчевое подражание рэпу и есть юная полиция, это словосочетание не ради рифмы, оно связано с историей хип хоп культуры и тем посылом, что она несет людям. Ахинея — вздор, бессмыслица. Ценность их, так называемого, искусства справедливо приравнена к суесловию, которое очень скоро схлынет, как паводок. Мода проходит, конъюнктура непостоянна. Чудовищное перепроизводство рэперов сойдет на нет, ибо Кронос всегда пожирает своих детей. Мода их породила, она же их и убьет, когда направит свои софиты на другую сцену. От них останется лишь заживо погребенная возможность обрести индивидуальность, и на этой могиле станцуют локтями (наверное, все догадались, что речь о поп хите «Все танцуют локтями») пожиратели трендов, тот самый пипл, который хавает, даже стоя на могиле. Шоу будет продолжаться, как пир во время чумы.

Ритуальный танец потребителей на могиле таланта — красочная иллюстрация к современному учебнику по культурологии. ЛСП (на наш взгляд) сделал попытку анализа, оценивая фрагмент статичной картины постмодернизма. Получилось короткое, неформальное и правдивое исследование. Используя броские физиологические сравнения, как постельные сцены в хорошем фильме, он заигрывает с толпой, говорит на понятном ей языке, однако все равно гнет свою линию, пишет на интересные ему темы. Интеллектуал – (зачастую) жадина, он послушал и сохранил в кеш, может быть, даже в лс отправил, и то жирновато. У него нет потребности каждые 10 минут делиться с френдами обновлениями, репостить все, что понравилось, писать комментарии и тем самым бесплатно пиарить исполнителя. Примитивный пользователь зависим от соц. сетей, он — маленькое СМИ, за счет которого на первых порах продвигаются новички. Выгодно начинать с тривиальных тем и популярных шаблонов, умело жонглировать ими и постепенно фаршировать расхожие формы своими мыслями, идеями и нововведениями. Чем больше пиара от типичного потребителя, тем быстрее творчество заметит целевой адресат. Зачастую пиарщик любитель даже не вникает в то, что распространяет, его цепляет внешняя сторона искусства и только. Вполне возможно, поэтому треки ЛСП не вываливают смысловые громады с первых же строк, они завуалированы и не смущают своей наготой недалекого слушателя. Не то, чтобы мы далеко ушли, однако попытка анализа все же лучше, чем равнодушное потребление «популярного на 2016 год «.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *