Краткое содержание книги «Один день Ивана Денисовича» для читательского дневника (А. И. Солженицын)

«Один день Ивана Денисовича» — эмоционально тяжелое произведение, которое трудно осилить до конца даже в сокращении, ведь основные события из книги просто ужасают читателя. Но этот жестокий сюжет, к сожалению, является позорной страницей нашей отечественной истории. Очень краткий пересказ повести поможет быстро вспомнить ее и применить факты из книги в качестве аргументов для сочинения.


(649 слов) Прерывистый звон от ударов молотка о рельсы, свет трех слабо горящих фонарей пробивается сквозь завесу снега – так начинается очередной день в исправительно-трудовом лагере, проще – ГУЛАГе. Шухова, главного героя повести, с утра знобит. Из-за неожиданной хвори он не успевает встать с нар по сигналу надзирателя, и за это получает трое суток кондея с выводом. Хорошо еще, что с выводом: и горячее еще дадут, и задумываться некогда в работе. По дороге к карцеру надзиратель Татарин отправляет Шухова убраться в надзирательской вместо наказания, и это считается большой удачей.

Заключенный бежит в столовую, чтобы успеть хоть что-то перехватить до работы. Фетюков, однобригадник Шухова, стерег ему нехитрый завтрак: баланда на овощах и остатках рыбы и магара (каша из кукурузы), с которых не наешься, даже если выпросить добавку.

Пока оставалось немного времени, Иван Денисович перебежками в тридцатиградусный мороз направляется в санчасть, потому что озноб и ломота до сих пор не проходят. Молодой фельдшер, который вовсе и не врач, а арестованный студент литературного института, измерил заключенному температуру.

«Видишь, …, тридцать семь и две. Было бы тридцать восемь, так каждому ясно. Я тебя освободить не могу», – Шухов молча покидает санчасть.

Герой возвращается в свой барак, где получил пропущенный утром паек с хлебом. Разделив его на 2 части, чтобы успеть немного поесть позже, Шухов прячет их в телогрейку и под матрац. Заключенные занимаются своими делами: баптист Алешка перечитывает Евангелие вслух, скорее даже не для себя, а для сокамерников. Иван Денисович готовится в работе и достает худые портянки, истертые рукавички, тряпочку с веревками, чтобы хоть как-то обмотать тело. И вовремя, потому что бригадир уже выгоняет всех на работу.

Перед тем, как выйти за пределы зоны, заключенных обыскивают. Лейтенант Волковой, которого даже начальство боится, приказал расстегнуть все, даже нижние рубахи, и это-то на ледяном ветру. У зэка Цезаря отобрали байковую рубаху, у Буйновского – жалкий напузник. Он из последних сил возмутился:

Вы права не имеете людей на морозе раздевать! Вы девятую статью уголовного кодекса не знаете!

Знают, прекрасно знают, только ничего с этим не поделать. За эту выходку Буйновский получил 10 суток в БУРе, но Волковов приказал оформить его вечером, после работы: пусть сначала отработает на морозе, а потом в карцер.

По дороге Шухов вспоминает последнее письмо жены. Она пишет, что в селе теперь мужчины ушли в красили. По трафаретам они переводят картинки на старые простыни, а после продают городским. Может, когда Иван Денисович вернется, и он пойдет к красилям? Он почти отбыл свой срок, другим зэкам оставалось в разы больше. Его упрятали в места не столь отдаленные за измену Родине. Он вырвался из немецкого плена с товарищем, еле живые добрались они к своим, рассказали, что из плена бегут, а здесь их приняли за немецких шпионов. С такой историей, как считали следователи, только шпионы и возвращаются, которые сначала в плен сдались, потом задание получили и вернулись к своим вражеские поручения исполнять. Какое только поручение, следователь с Шуховым так и не придумали, и, чтобы не забили его насмерть, подписал он признание и поехал отбывать срок.

Работала 104-ая бригада сегодня на недостроенной ТЭЦ. Шухов и Кильдигс слыли лучшими мастерами, и работалось им вместе хорошо. Молоденький Гопчик, которого посадили за то, что он «бендеровцам в лес молоко носил», услужливо помогал Ивану Денисовичу, а тот думал, что этот украинский парубок так похож на его покойного сына.

Шухов припрятал в предыдущие дни для себя мастерок, и с ним работается ему легче и приятнее. 104-ая шуховская бригада – как одна семья, работа кипит, где друг другу подсобят, где инструментом поменяются. Вот и вечер уже, а Иван Денисович и не заметил – заработался. На вечернем шмоне он опомнился, что несет на зону припасенный для работы ножичек, а за такое до 10 дней карцера дадут. Но на досмотре ему повезло, и лезвие в рукавице не заметили. Уже на зоне Шухову удалось прикрыть перед бригадиром Цезаря, за что нашему герою перепала еще одна порция на ужине. Так же он подработал у Цезаря и купил табаку.

Засыпал Иван Денисович довольным. Прошел еще один день из положенных трех тысяч шестисот пятидесяти трех, почти счастливый.

Автор: Елизавета Весна

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *