Смысл названия поэмы «Мертвые души»

(369 слов)

Смысл названия поэмы не так прост, как кажется на первый взгляд. Произведение многослойно: первый исходит из фабулы книги, второй — из содержания и характеров героев, а третий уже отражает концепцию книги, которую Гоголь хотел воплотить в жизнь вторым и третьим томом, но, как мы знаем, не успел или не смог.

Сам автор писал: «Огромно и велико мое творение, и не скоро конец его»,- что целесообразно считать желанием писателя создать по-настоящему всеобъемлющую эпопею. Само собой, на одном томе все не должно было закончиться, а потому и название произведения свидетельствует не только о содержании и сюжете поэмы, но и об определенной задумке автора.

Если делать анализ самой книги, то смысл названия «Мертвых душ» определить достаточно просто. Павел Иванович Чичиков затеял грандиозную аферу и ездит по деревням в поисках умерших крестьян, которые до сих пор числятся по переписи живыми. Вот и появляется первое упоминание мертвых душ в поэме. Но дальше автор знакомит нас с целой галереей порочных помещиков, где «один пошлее другого», и проницательный читатель видит, что истинные мертвые души — это Маниловы, Ноздревы, Коробочки, Собакевичи и Плюшкины. Те, кто не просто числятся живыми, а живут на этой земле, но внутри давно уже мертвы.

Таким образом, у этой книги образуется двойное дно, где смысл поэмы не так однозначен. Но если оторваться от самой книги и посмотреть на отношение Гоголя к своему произведению, понять, что не высказал он в первом томе и что хотел сказать в последующих, то понимание смысла названия расширяется еще больше. Считается, что писатель хотел создать трилогию на манер «Божественной комедии» Данте, где первый том был сообразен его «Аду», в котором скопилось самое грязное и низменное, что есть в человеческой душе. «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу»,- так можно охарактеризовать его.

Второй и третий тома должны были стать «Чистилищем» и «Раем» соответственно, где Чичиков, скорее всего, прошел бы нравственное очищение и увидел людей достойных, «живых душ», на которых и держится наша страна. Не менее обоснованна и теория Дмитрия Быкова, в которой он нашел параллели между «Мертвыми душами» и Гомеровской «Одиссеей». В обоих случаях видно, что это поэма о странствиях и нравственном поиске героя, который только в самом начале своего пути. А где его конечная точка, не знал, наверное, и сам Николай Васильевич, иначе бы закончил начатую им эпопею.

Автор: Никита Мигулин

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *