Сказочный мир Уайльда: Счастливый Принц

Пожалуй, неразумно приобщаться к литературе, начиная с Саги о Форсайтах. Даже если читатель одолеет сей масштабный труд, то уж точно не оценит в полной мере. Литературный язык в такой концентрации покажется ему иностранным. Однако первые трудности — не повод отчаиваться. Малые формы тоже достойны внимания.

Самый известный роман Оскара Уайльда, «Портрет Дориана Грея » любим многими собирателями цитат и обеспечил ему широкоформатную славу: он неоднократно экранизирован (не сказать, чтоб удачно), его проходят в вузах и некоторых школах, а цитаты размалевали не одну сотню бело синих стен. Отдавать должное этому искусительному чтиву — хороший тон, но слишком уж пошло манкировать свой исключительный вкус под тегами типа «знаетеливы» и «уайльдизм». Как правило, кроме «Портрета», любители и профессионалы самопиара ничего не читали, хотя Уайльд написал немало интересных работ. Как -то раз он побился об заклад, что за неделю напишет произведение, которое Лондон сразу же растаскает на крылатые фразы. И выиграл. Но переборщил. Таким образом, все остальные книги его авторства оказались в тени прекрасного Дориана. Пришло время накинуть на него нарядное покрывало и оценить нежные и не столь очевидные сказки Уайльда.

Особенности сказок Уайльда: чем его русалка отличается от диснеевской Ариэль?

Их немного: Счастливый Принц, Соловей и роза, Великан-эгоист, Преданный Друг, Замечательная ракета, Молодой король, День рождения Инфанты, Рыбак и его Душа, Мальчик-звезда. Каждая из них полна своеобразного очарования и повествует о сильных, возвышенных чувствах. Сказки настолько смело и уверенно отличаются от общепринятого образца, существующего в британской литературе того периода, что их нельзя приравнивать к «Золушке» или «Спящей красавице», которые так пересахарили в переводах, Диснее и новых интерпретациях.  Во –первых, Уайльд обогатил и расширил образную систему сказки: герои нетипичны и осмысленны, а характеры их неоднозначны, полихромны. Он считал, что даже ребенок может различить оттенки и полутона. Во-вторых, в некоторых сказках очерчивается психологизм («День рождения Инфанты», «Молодой король»), появляется портретная характеристика героев («День рождения Инфанты»).  В-третьих, писатель экспериментирует с композиционной схемой, она упрощается («Рыбак и его душа»), а хронотоп, напротив, усложняется и обрастает новыми топосами. Наконец, раздражающе приторный фантастический элемент сводится к минимуму и сменяется реалистическим подтекстом сказочных событий («Мальчик-звезда», «Молодой король»).

Сильная сторона творчества Уайльда (ироническая подача) проявилась и в его сказках. Например, «Мальчик-звезда» написан очень едко. Ирония сквозит не столько в репликах героев, сколько в психологических тонкостях их натуры. В «Счастливом принце», например, прекрасная незнакомка, ради которой были принесены такие жертвы, оказалась примитивной, расчётливой мещанкой. Автор не позволил себе высказываться в таком тоне, но ясно дал понять, кто она, сдерживая ироническую усмешку.

Развязка магических хитросплетений происходит благодаря усилиям героев, которые осознали и поняли что-то важное, пережив приключение. Сверхъестественное нематериально, оно, как приходящая и уходящая мысль, фантазия, что завладевает всем существом против воли, но так же внезапно уходит восвояси. Начало и финал всегда реалистичны, они же первичны, так как главные события происходит в действительности.

Имена героев, что называется, говорящие: Мальчик-звезда высокомерен и равнодушен к людям, Карлик – жалкий горбун, а Мальчик-звезда окружен богатством.

Кстати, о героях: появляются интересные, нешаблонные образы, например, социальные типы или античные герои. Традиционные говорящие зверушки и феи  с лешими фаршированы современными мыслями и провозглашают расхожие человеческие истины, как торговцы сукном в трактире. Главные действующие лица уже обладают полноценными характерами, определяющими и направляющими сюжетную линию. Поэтому часто бездушная и суровая действительность в финале оглушает читателя, ободренного обещанной сказочностью.

Как обычно, чудеса приходят в дома, дворцы, леса, но Уайльд приводит их в храмы, на кладбища и в отдельные комнаты дворца (тронный зал, например). Привычная подача высшего света как духовного и нравственного меняется, теперь идеализируются бедняки, а средний класс –серединка на половинку. Наблюдается функциональное объединение и обособление нескольких мест действия в единый образ, характерно окрашенный для читателя. Маленькие мирки находятся в оппозиции друг к другу: уют и безмятежность интимного домашнего пространства переходят в нейтральность сада или дворца и, наконец, во враждебность (часовня).

Каждой фольклорной черте в сказках Уайльда присуща психологическая трактовка, подчас весьма забавная. Так, например, ведьма откликается на просьбу рыбака, как и положено, но причина не замалчивается автором: ее мотивирует эгоизм. Счастливый принц начал мучиться угрызениями совести за свою безмятежную жизнь вдали от народа только тогда, когда вынужден был смотреть на него день за днем в облике статуи.

Все вышеперечисленное, скорее, отвечает на вопрос «как?», а не «о чем?». Рассмотрим некоторые примеры с другой точки зрения.

О чем сказки Уайльда? Обзор сказок «Мальчик – звезда» и «Счастливый Принц»

О самопожертвовании ради любви. Не все, конечно, но это одна из основных идей. Ласточка замерзает на смерть, соловей отдает свою кровь розовому кусту, рыбак отрекается от души – все ради светлого и высокого чувства. Многие обвиняли Уайльда в аморальности и цинизме (он даже был привлечен к суду за скандальный роман), но подлинные его чувства выражены в сказках, скрытые от модников и впечатлительных «уайльдистов».

«Смерть — дорогая цена за красную розу, — воскликнул Соловей. — Жизнь мила каждому! Как хорошо, сидя в лесу, любоваться солнцем в золотой колеснице и луною в колесницеиз жемчуга. Сладко благоухание боярышника, милы синие колокольчики в долине и вереск, цветущий на холмах. Но Любовь дороже Жизни, и сердце какой-то пташки — ничто в сравнении с человеческим сердцем» — рассуждает маленькая птичка.

Мальчик – звезда

Миниатюра «Портрета Дориана Грея» показывает, что могло бы произойти, если бы картина научила Дориана жить добродетельно. Как и в романе, внешней красоте противопоставляется внутренняя. Мальчик-звезда (копия Грея) восхитительно хорош собой: «С каждым годом он становился все красивее и красивее, и жители селения дивились его красоте… Лицо у него было белое и нежное, словно выточенное из слоновой кости, и золотые кудри его были как лепестки нарцисса, а губы – как лепестки алой розы, и глаза – как фиалки, отраженные в прозрачной воде ручья». Облик этот властвовал над людьми, с легкостью покоряя их: «… И его сверстники слушались его, потому что он был красив». Однако поклонение ослепило, ожесточило его, «ибо он вырос себялюбивым, гордым и жестоким». Мистические силы наказали его: «Он подошел к водоему и поглядел в него, но что, же он увидел! Лицом он стал похож на жабу, а тело его покрылось чешуей, как у гадюки». Мальчик понял урок и решил исправиться. Красота вернулась только после искупления грехов и полного очищения души. Как знать, может именно реальная потеря стимулирует человека, а не тайная, осознанная лишь им одним (как в случае с портретом).

Идеал внутренней и внешней красоты часто обыгрывается авторами: они жонглируют красотами и увлекают читателя. Уайльд предельно просто объяснил, что одной без другой не бывает. Пороки оставляют свои едва уловимые следы на выражении лица, глаз, улыбке и жестах. Наблюдательному человеку не надо магии, чтобы увидеть в надменной красавице ее холодность, гордыню и махровый эгоизм. Мальчику сверхъестественные силы дают подсказку, в этом его счастье, но и мы без подсказки не останемся: талантливые писатели усердно выдумывают омуты и картины, дабы мы увидели в них себя без прикрас лести и самообмана.

Счастливый принц

Ласточка летит на юг с опозданием: она влюбилась в тростника, но вскоре убедилась в его апатии и поверхностном отношении к себе. Ее стремление любить непонятно подругам и окружающим, они откровенно подшучивают над ней. В пути птице пришлось заночевать на драгоценной статуе Счастливого Принца, который пожаловался ей на несчастную судьбу бедняков в своем городе. Он чувствовал свою вину и просил ее помочь им, откалывая от его облачения драгоценные камни. Ласточка, покоренная его добротой, остается с Принцем и замерзает от холода.

Название очень подходящее. С одной стороны, принц – эталон благополучия в городе, был самым беззаботным человеком на земле, на него ровняются и по сей день, но сам он глубоко несчастен оттого, что терзается чувством вины, видя страдания подданных, которых также беззастенчиво обкрадывал, как нынешние власти.  С другой стороны, он постиг истинное счастье – умение сопереживать, любить и страдать за любимых. Судьба вознаграждает его ответной любовью птицы – вестнице надежды и весны. Она предзнаменует для него новую, прекрасную жизнь в райских кущах, куда их забирает господь после смерти. Финал трагический, однако своеобразный эпилог проливает свет на благостный исход вдали от нашего мира. Как писал Оскар Уайльд, любовь обрела совершенство в смерти и после нее не закончилась.

Отдельного внимания в сказке заслуживает сатира на государственный уклад: чиновники и знать обуреваемы мелкими страстишками и бытовыми интересами. Их безжалостно правдоподобные реплики были бы смешны, если бы не были так актуальны. Социальный подтекст здесь особенно очевиден и ярок.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *