Модернизм в творчестве Марселя Пруста на примере романа «В сторону Свана»

Марсель Пруст – автор семитомной эпопеи «Поиски утраченного времени». «В сторону Свана» — лишь первый роман из семи, но, прочитав его, вы либо сразу отбросите остальные тома куда-нибудь подальше, либо возьметесь с упоением изучать все его авторское наследие. Именно «изучать», ведь модернистская литература — суровый наставник: она бросает вас в текст и предоставляет самому себе, даже если плавать вы не умеете. Автор ничего не объясняет, хотя написанное им, мягко говоря, нуждается в комментарии. Это не легкое рекреативное чтиво, нужно впиваться в него мыслью и отказаться от предрассудков. Если вы не готовы, обратитесь к классической литературе, там тоже немало интересного.

Пруст дебютировал неудачно. В 1894 он выпустил сборник стихов, который сокрушительно провалился. Критики долго изощрялись на его счет. Через два года автор опубликовал сборник новелл «Утехи и дни». Журналист Жан Лорен написал разгромную рецензию, после чего был вызван Прустом на дуэль. Скандал «пропиарил» книгу и прибавил уважения к писателю. Пришел успех. Но тут восходящая звезда отчебучила такой фокус, что публика была, как минимум, озадачена. Вышел роман «В сторону Свана». Никто не понял. Люди сделали вид, будто не заметили, и надеялись, Пруста отпустит без посторонней помощи. Не тут то было…

Писатель порвал с традицией. Вместе с Джойсом и Вулф они явились всадниками апокалипсиса для классической литературы. Исчезает сюжет, пропадает (пропадом) линейность, а на смену им приходит поток сознания – экстремальным видом внутреннего монолога, который больше не оформляется и не объясняется. Просто есть. Мысль по природе своей хаотична, это лишь сцепление ассоциаций. Объективные связи с реальностью обрываются, ощущения и мысли перебивают друг друга и переплетаются воедино. Пруст возвел новый метод в принципиальную особенность произведения. Он погружает читателя в иллюзию присутствия в сознании: мы теперь не в голове, а снаружи. Если Толстой, используя поток сознания в романе «Анна Каренина», пояснил, что вообще происходит, то Пруст и не пытался.

Главная тема: ностальгия. Не то, чтобы это написал автор, но тоска по ушедшим дням заключена в образах, которые надо уметь прочесть. Пруст – мастер психологической прозы, но его психологизм неочевиден, его надо выловить из потока, как большую скользкую рыбу.

Главные герои: мысли и чувства. Вместе с ними вы наощупь пробираетесь в темной комнате. Роман – фотоальбом, в котором вы листаете фотографии  и вспоминаете отрывки из своей жизни.

Роман Фрейдистский, очень тесно связан с открытиями гениального психиатра. Если любопытно, «Теория бессознательного» и «Толкование сновидений» откроют многие тайны модернистской литературы. Вкратце: Фрейд доказал, что у человека есть неконтролируемое подсознание, самая важная наша часть, во многом формирующая личность. Он выделял три составляющие психики: бессознательное, предсознательное и сознательное (сверх Я, Супер эго). Нас раздирают две противоположности: Эрос (созидание) и Тонатос (разрушение). Энергию двух начал люди часто перенаправляют в какое-то действие, например, в творчество. Этот процесс носит название сублимация. Проблема комплексов – совокупность неосознанных переживаний, детских травм, вытесненных в бессознательное. Такова причина неврозов, фобий и прочих отклонений. Кстати, Фрейд утверждал, что наиболее полная сублимация полезна для психики. Например, немецкий писатель Гессе вылечился, написав роман «Степной волк». Короче говоря, творчество – самотерапия.

Пруст необратимо изменил литературу. Его стенография души вываливает на поверхность всю внутреннюю жизнь человека, его мысли, которые иногда так хочется прочитать. Романы помогут лучше узнать себя, прислушиваясь к диалогу сознания. Несмотря на то, что современниками Пруст был не понят, его сполна оценили потомки. Во Франции он эквивалентен нашему Достоевскому.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *