Анализ поэмы Ерофеева «Москва — Петушки»

Поэма Венедикта Васильевича Ерофеева «Москва — Петушки», написанная в 1969-1970х годах, с первого взгляда может показаться произведением странным и совершенно непонятным, даже грязным. В процессе чтения в глаза бросаются непомерное стремление главного героя напиться любым доступным способом и одновременно его абсолютно парадоксальная и неоспоримая эрудиция. Таким образом, книга состоит из пересечений «высокого» и «низкого» начал, и в этой неоднозначности можно усмотреть попытку постичь многогранность человеческой личности.

История создания

Венедикт Ерофеев, как и другие постмодернисты, стремился  создать нечто особое и из ряда вон выходящее. Свои творческие амбиции он воплотил в поэме «Москва-Петушки». Писатель с самых ранних лет стремился выделиться из серой массы, что отразилось как на его книгах, так и на жизненной позиции. Моментально распространившаяся в самиздате, а затем в кратком виде опубликованная в журнале «Трезвость и культура», поэма полностью была официально напечатана в России спустя восемнадцать лет.

Что же такого крамольного написал автор? В его произведении бдительные цензоры усмотрели опасность, сравнимую с эффектом радищевского «Путешесвия» в царской России. Слишком много видел из окна своей электрички пьяный и честный герой Ерофеева, чересчур остро передается атмосфера безысходности обреченной на гибель страны.

В чем суть произведения?

В основе произведения лежит история подмосковных скитаний Венички – интеллигентного человека средних лет, злоупотребляющего спиртным. Он сначала собирался, а потом добирался из Москвы в Петушки на пригородной электричке навстречу свой возлюбленной. Собственно, главной является непосредственно сама поездка, главы делятся по станциям и местам пребывания героя. На протяжении всего повествования он выпивает все спиртное, что попадается на его пути. Немыслимые коктейли вдохновляют его на откровения. Он ведет беседы со случайными спутниками, а когда остается 1 станция до Петушков, Веничка засыпает и просыпается уже на пути в обратно в Москву. Там  его начинают преследовать «четверо», которые и подводят героя к трагичному финалу.

Особенности книги

Поэма стала культовой не только для своего времени, но и остается таковой до сих пор. Что же стало причиной тому, что подобное неоднозначное произведение стало таким важным пластом литературы 20го века? Я считаю, что именно эта неоднозначность.

Если начать копать глубже, читатель обнаруживает широчайший, глубочайший и разнообразнейший мир аллюзий, ссылок, цитат и интерпретаций. Цитирование составляет основу всего произведения. За эрудицией Венички скрывается истинная эрудиция Ерофеева, охватить которую сложно даже мысленно.

Жанр и композиция

Относить произведение к постмодернизму дают повод не только интертекстуальность, цитирование, но и жанровые особенности. Разделение глав по станциям на пути Венечки (отданная дань радищевскому «Путешествию из Петербурга в Москву») позволяет провести параллель с жанром сентиментального путешествия, однако у Ерофеева пространство не имеет никаких реальных черт, оно выражается исключительно миром внутри самого героя и ограничивается вагонами и тамбуром электрички с ее пассажирами. Окружающий мир можно рассмотреть разве что мельком, пока Веничка находится в Москве.

Но характеристика главного героя отметает возможность отнесения поэмы к постмодернизму. Беспробудное пьянство сперва-наперво, лично у меня, пробуждает отвращение к самой сущности этого занятия. Какова же роль алкоголя в поэме Москва-Петушки? Можно предположить, что Венечка переживает «горе от ума», или, иначе говоря, пытается таким образом сбежать от тщетности бытия, притупить чувство безысходности, к которому многие глубокомысленные личности склонны. Страдания его души очевидны, а внутренний диалогизированный монолог подталкивает к выводу о том, что тут также имеет место жанр исповеди.

В чем проблема героя?

Как сказал Вячеслав Курицын, герой-рассказчик никому и ничему не принадлежит, является нематериальной духовной субстанцией, которая играет какую-то конкретную роль только в условиях «социального дна».  Для автора и рассказчика существование большинства сограждан немногим отличаются от мира внутри поезда, идущего в Петушки. Это наталкивает Веничку на единственное желание – сбежать.  Жизнь его не устраивает, люди с их принципами – тоже. Подтверждается это тем, например, как много он по их поводу иронизирует.

Публика посмотрела на меня почти безучастно, круглыми и как будто ничем не занятыми глазами… Мне это нравится. Мне нравится, что у народа моей страны глаза такие пустые и выпуклые.

Но бежать оказывается некуда, кроме как в себя или в соблазнительную бессознательность пьянства. На эту тему можно много философствовать, а бегство от действительности посредством алкоголизма можно приравнять к позиции экзистенциалиста Альберта Камю, который полагал, что единственным выходом из тщетности бытия является суицид или смирение.

В чем смысл поэмы?

Герой находит еще один путь – путь через грехи и страдания к Богу. Многочисленные отсылки к Евангелию, как эпизодические, так и фабульные (например, ангелы, мотив воскрешения, четверо палачей в конце), доказывают, что именно такой путь в глазах Венички является единственно верным. Он настаивает на этом, несмотря на собственный образ жизни.

Путь в Петушки можно интерпретировать как путь в Эдем, так как Веничка место это идеализирует, оно выглядит для нас местом утопическим, почти нереальным. Но, несмотря на его стремление, от Петушков он только удаляется, в один момент мир «переворачивается» (возможная аллюзия на Данте), и он вновь едет в Москву. То есть, при всем своем стремлении добраться до конечного пункта и обретения столь желанного покоя, он вновь оказывается в Москве, где его поджидают четверо палачей (возможно, отсылка к палачам Христа), которые  убивают его, «пригвоздив к полу». Последнее распятие нового Христа не заканчивается воскрешением.  Герой принимает смерть человека, искавшего Бога, но не нашедшего его. Искал ли он вокруг себя или же только внутри?

В произведении имеет место явление «карнавала» по Бахтину, которое подразумевает наличие двух «миров»: второй мир – ненастоящий – является пародией на первый – реальный – но пародия не насмехающаяся, а возрождающая. В поэме два мира – внешний и внутренний – находятся в постоянном взаимодействии, крутятся, совмещаются и переворачиваются. Причем «переворот» миров происходит не только на уровне личности, но и в буквальном смысле, когда поезд, неожиданно для героя, меняет направление на противоположное. «Карнавально перевернутые» ценности Венички претерпели фиаско, его мир вновь начал переворачиваться, все стало возвращаться на свои места.

В поэме «Москва – Петушки» «низкое» и «высокое» взаимодействуют, сливаются, создают новое смысловое единство. Одно нисходит до другого, второе возвышается. На таких контрастах построено большинство интересных эпизодов (например, описание «белобрысой дьяволицы», исследование икоты).

Крылатые выражения

Свой текст Венедикт Ерофеев не только насыщает многочисленными средствами выражения, цитатами и отсылками, но и сам текст в последствие читатели буквально разобрали на цитаты, которые уже можно назвать крылатыми фразами. Автор иронизирует, страдает и смеется над собственными страданиями. В результате у него родились ироничные и забавные, но печальные высказывания, которые вызывают полную мучительной боли улыбку.

«Надо чтить, повторяю, потемки чужой души, надо смотреть в них, пусть даже там и нет ничего, пусть там дрянь одна — всё равно: смотри и чти, смотри и не плюй», — говорит рассказчик. Здесь можно рассмотреть один из наглядных примеров того, как посредством иронии Ерофеев доносит до читателя какую-то серьезную жизненную истину.

С другой стороны есть цитаты, которые, казалось бы, выглядят поучительно, но на деле не имеют никакого подтекста, однако читателям они тоже по-своему запоминаются. «Пить просто водку, даже из горлышка — в этом нет ничего кроме томления духа и суеты».

Значение произведения

Поэма «вышла за пределы» советской литературы того времени, взорвала ее своим новаторским подходом к формированию и комбинированию текста. «Мир внутри мира», каковым является для меня это произведение, сложно представить с первого раза. Различные уровни понимания «Москва – Петушки» можно использовать в качестве мерила собственной глубокомысленности и эрудиции. Я вижу перед собой книгу, вижу слова, но осознание того, что за ними реально скрывается целый мир подтекстов, и его можно расшифровать, не дает мне покоя. Это похоже на уходящий куда-то внутрь цветастый туннель, колодец, который блестит и переливается. По нему можно пройти, но никогда нельзя узнать, что же на самом дне.

Автор: Марина Скоблина

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *