Лирические отступления в поэме «Мертвые души» (Н. В. Гоголь)

(345 слов) Николай Васильевич Гоголь наделил поэму «Мертвые души» не только интригующим названием и оригинальным сюжетом, но и большим количеством лирических отступлений. Произведение наполнено рассуждениями, мало относящимися к основному ходу описываемых событий.

В первой же главе автор знакомит читателя с двумя типами людей: толстыми и тоненькими. Он помещает на страницы своей книги тех и других, рассказывая о том, что толстые более удачливы в современном писателю мире. Приступая к описанию характера Манилова, Гоголь жалеет, что изображать типичных персонажей намного сложнее, чем оригинальных. Юмор и непосредственность языка позволяют настроить публику на дальнейшее развитие сюжета и иногда намекнуть на образ героя, о котором вскоре пойдет речь.

Перед описанием сцены, в которой Чичиков смеется над прозвищами Плюшкина, автор вспоминает, как в детстве он сам был весьма впечатлителен. Рассказчик фантазировал, наблюдая за незнакомцами, бурно реагировал на любое проявление человеческой жизни, на каждую яркую деталь вокруг себя. Но теперь он стал видеть «пошлую наружность» людей и стал молчаливым. «О моя юность! О моя свежесть!» — вздыхает автор.

Большое внимание Николай Васильевич уделил лирическим отступлениям о русском языке. Писатель сравнивает разные языки и говорит, что только родное слово бойко вырывается из самого сердца. Он так владеет словом, что в любой момент может изобразить требовательного читателя и сам же его разоблачить. Автор приводит разные типы литераторов и сам становится то романтиком, то реалистом, оставаясь при этом последовательным сатириком.

Самое известное отступление в поэме «Мертвые души» посвящено быстрой езде, которую любит каждый русский человек. Описание ощущений от путешествия брички Чичикова переходит в размышление о судьбе России. Гоголь сравнивает с ней тройку лошадей, несущихся в неизвестном направлении. Когда автор спрашивает Русь, куда же она летит, он не получает ответа. Образ тройки передает понимание писателем своей загадочной страны и демонстрирует его любовь к ней.

Во многом благодаря лирическим отступлениям, можно согласиться с Николаем Васильевичем Гоголем, что «Мертвые души» — это поэма, а не роман. Настроение и личные переживания автора позволяют расширить круг тем, затрагиваемых в произведении, и погрузить читателя в мир, созданный автором. Если бы рассказчик обошелся без этих размышлений и ограничился простым описанием сюжета, то «Мертвые души» были бы не таким завораживающим текстом, какой мы сегодня имеем возможность изучать.

Автор: Даниил Шишкин

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *