Краткое содержание романа М.А. Шолохова «Тихий Дон»: Книга 4

В данной статье мы завершаем эпохальный труд – краткий пересказ «Тихого Дона» по главам. Надеемся, что наши старания не пропадут даром, и Вы сможете качественно подготовиться к уроку литературы, запомнив сюжет этой книги.

Часть 7

Глава 1. Восстание на верхнем Дону отвлекло Советскую власть и позволило повстанцам сгруппировать свои силы. Они все также не давали красным переправиться. На территории нахождения сотни татарцев было затишье, самым крупным конфликтом были стычки Христони и Аникушки из-за постоянной ловли первым рыбы и соответствующим запахом. Казаки были веселы, кроме Степана Астахова, он подозревал жену в измене. Степан приказал ей приехать, ждал с волнением. Во время разговора он все понял, но ничего не высказал. Аксинья стала рассказывать о хозяйстве, что и как она спрятала. Разговаривать им мешали казаки, что радовало жену. Она отправилась стирать белье мужа. Потом Степан повел жену в лес, после их возвращения казаки завели шутливо-похабный разговор, что было неприятно Аксинье, как и сама близость с мужем. Вскоре она собирается домой. Степан предлагает остаться, но Аксинья не соглашается. Она идёт по лесу, наслаждаясь природой. Потом садится, задумывается о своей нерадостной жизни, плачет, а потом засыпает. Разбудила женщину веселая песня казака. Но веселье сменяется страхом, он пытается ее изнасиловать. Только удар в нос и заверение, что она — жена Григория Мелехова, спасают Аксинью.

Глава 2. Красноармейцы застигли врасплох Громковскую сотню, в этот роковой день к казакам пришли жены, началась гулянка, и все перепились. Спасла казаков от истребления только ночная темнота. Они вместе с женами побежали, образовался прорыв, туда отправились красные, чтобы взять Вешенскую. Но в станице готовили спешное выступление против врага, подтянули резервы. Выставленная иногородняя дружина сама чуть не утонула, переплывая озеро. Григория Мелехова послали на помощь, он отдал приказание и дружине, и своим сотням. Стало известно, что сотня с хутора Татарского стала отступать. Мелехов приказал догнать их и наказать. И сам, с плетью в руках, возглавил погоню. Чуть не отстегал он и Пантелея Прокофьевича, не узнав со спины. Татарцев образумили, вернули на позиции. Григорий попал под обстрел, под ним убили коня. Наступление красноармейцев отбили, те отступили обратно к берегу Дона. Но переправиться успели не все. Остался небольшой отряд, который все же не сдался, а пошел на смерть против казаков.

Глава 3. Григорий вернулся на свою квартиру. Аксинья куда-то делась, но, на радость Прохора Зыкова, искать ее Мелехов не приказал, умылся и сразу уснул. Утром ему привели нового коня. Григорий проезжал мимо конюшни, где содержались пленные. Это были ужасные условия, пленным не предоставляли никакого подобия туалета, они жили впроголодь, от чего многие умирали, но и трупы убирали нерегулярно. В это время прилетел аэроплан, его стали обстреливать, прострелили и конюшню, но пленным это не помогло: на выходе были казаки. Григорий решил отъехать подальше от опасного места. В этот день Кудинов созвал секретное совещание (даже Мелехова не позвал), где обсуждалось соединение казаков с белыми и общее отступление. А пленных офицеры посоветовали не держать в конюшне, а убивать. И на следующий день несчастных погнали в Казанскую, до которой дошло восемнадцать человек из ста пятидесяти. Один из красноармейцев сошел с ума, его попросила отдать ей старуха в одном из хуторов. Пожилая женщина разгадала, что парень только разыгрывает сумасшедшего, она помогла ему добраться до своих.

Глава 4. Ильинична занималась хозяйством, а Наталья оправлялась после тифа, была еще слаба. Она пока только могла сидеть с детьми, те рассказывали матери, как красноармейцы забрали у них много скотины. В одно утро еще слабая Наталья пошла на могилу деда Гришаки, Ильинична уговаривала ее повременить, но та решила твердо. Постепенно Наталья выздоравливала, стала помогать свекрови в хозяйстве. Они долго разговаривали, часто говорили о судьбе своих мужчин. Ильинична уверена, что их домашние останутся в живых, советует и невестке беречь себя, в том числе, и от красных. Один из них вскоре и приходит. Наталья, по совету свекрови, притворяется больной, саму Ильиничну просят испечь хлеб. Она соглашается. Но подвел Мишатка, сын Григория, он вспомнил, что именно этот красноармеец убил их петуха, военный заинтересовался ребенком, стал его расспрашивать. Мишатка проговорился, что отец всеми командует, к счастью, опасный разговор на этом и завершился. И хлеб Ильинична испечь не успела: красные отступили, в хутор вошли казаки. Наталья ждет Григория, но приходит только Пантелей Прокофьевич.

Глава 5. Повстанцы встретились с Добровольческой армией в лице полка генерала Секретева. Белые офицеры сначала выглядели дружелюбными, а потом завели издевательский разговор с казаками, припоминая им то, что не сразу они пошли вместе против большевиков. Казаки понимают, что соединение им не принесет пользы.

Глава 6. Добровольцы переправились через Дон, когда оттуда ушли красные. Один из боев был около Ягодного, туда решил заглянуть Григорий. Мелехов в печальном расположении духа, в душе сравнивает недавнее соединение с пленом. А в Ягодном запустение, никого нет, кроме кухарки Лукерьи. Из живых. В погребе лежит мертвый дед Сашка. Сами Листницкие отступили, приказав дворовым хранить их имущество. Но лошадей покойному деду сохранить не дали, а его самого убили, когда он пытался оставить дома последнюю кобылу с жеребенком. Григорий хоронит деда Сашку рядом со своей дочкой.

Глава 7. В Вешенской Секретева встречали хлебом-солью. Прислали трубачей из пленных красноармейцев. Им нужно играть для высоких гостей во время их обеда. «Боже, царя храни» они не знают, взамен приказывают «Интернационал», но быстро прерывают. А сам генерал перепился, его стошнило прямо на улице. Так и пили, а потом начался банкет, который повстанцы устроили для прибывших. Секретев на нем произнес пьяную речь, полную бахвальства и намеков на то, что казаки перед белыми виноваты, теперь должны искупить вину. Он добавляет, что казаки вызывают слабое доверие. Григорий внимательно наблюдает за приехавшими, наполняется злобой от их чванства и презрительного отношения. Вскоре он уходит и направляется к дому тетки Аксиньи. Но там, вместо возлюбленной, сидит ее муж. Григорий, несмотря на опьянение, понимает, что зашел зря. Степан тоже все понял. Но драться не стал, сказал, что жена отправилась за водкой, а Мелехова пригласил к столу. Они едят и пьют, несмотря на это, Григорий совершенно протрезвел. Тут вернулась Аксинья. Степан настойчиво сажает ее за стол, но жена отказывается. Тогда муж предлагает выпить за здоровье Григория. За это Аксинья пить согласилась.

Глава 8. Прохор Зыков проснулся в полночь, не нашел Григория и решил, что тот еще на банкете. Он отправился кормить и поить коней. Тут пришли за Мелеховым, тогда Прохор сразу догадался, что его начальник отправился к Аксинье. Он пошел за ним. Увидев такую неоднозначную ситуацию, Зыков потерял дар речи. С трудом собравшись с мыслями, Прохор сообщил Григорию о вызове к Секретеву. Мелехов и сам порывался уйти, но гордость не позволяла уступить Аксинью, потому он и в этот раз отказался. Но сама женщина сказала Григорию, что ему пора, на зоре они со Степаном пойдут домой. Когда Мелехов вышел, им сразу овладела усталость, он приказал Зыкову идти за лошадьми. Но вместо Секретева Григорий отправился домой. Там ему на шею бросилась Наталья, родные были счастливы. У Пантелея Прокофьевича вызывает беспокойство потенциальная необходимость служить. Сын пообещал написать отцу освободительный документ. Потом Григорий поговорил с детишками, от этого даже всплакнул. Пришла Дарья, она уже снова расцвела. Проснулась Дуняшка, посетовала, что брат постарел. А Григорий запретил ей даже думать о Мишке Кошевом. Сестра ответила, что сердцу не прикажешь. Вмешался Пантелей Прокофьевич, обещал отстегать Дуняшку вожжами за такие мысли. Тут вмешалась Дарья, сказав, что вожжи забрали красные. Тогда отец посулил дочь отхлестать чересседельней. Но Дарья невинно сказала, что и ее забрали. После Пантелей Прокофьевич крикнул и на сноху, пообещав ей наказание шелужиной. Тут (на самом деле бесхитростно) Ильинична сказала, что и того нет. Тогда старший Мелехов совсем разозлился и побежал из дому, рассмешив всех, кроме Дуняшки. Но он вернулся с жердью, говоря, что всех побьет. Домашние затихли. Разрядил обстановку Мишатка, он сам стал ругаться на деда, за что получил от матери, расплакался и смягчил Пантелея Прокофьевича. На этом конфликт был исчерпан. Старшего Мелехова также волнует вопрос о хозяйстве. Но после встречи с сыном он понял, что по-старому все не наладить. Григорий сидит с Натальей, видит, как она постаралась в честь его приезда, героя охватывает волна нежности. Он прижимает жену к себе, целует в лоб, они сидят, обнявшись. Муж замечает печаль Натальи, подозревает, что дело в Аксинье, но она ему ничего не говорит, не упрекает. Жена пришивает погоны, потом они еще сидят, молча держась за руки. На следующий день Григорий и Прохор уезжают. Наталья страдает, дети плачут. Мелехов уезжает с томительным чувством.

Глава 9. Григорий и Прохор видят, что бои уже близко, им начинают встречаться убитые и слышаться гул. Видят и убитую женщину, обоим ее жалко. Прохор спрашивает Григория, когда же кончится война. Мелехов отвечает, что когда их побьют. Зыков отвечает, что ждет этого, потому что нет никаких сил воевать, но и уйти с фронта не дают, несмотря на рану или даже инвалидность. В штабе Григория знакомят с обстановкой на фронте: новые генералы требуют наступления, но люди разошлись проведывать домашних, плохо с патронами и снабжением. Мелехов проводит некоторые кадровые перестановки и распускает штаб. Сам Григорий отправляется спать, где видит уже знакомый сон: в бою его преследуют красные, уже хватают за шинель, когда он просыпается.

Глава 10. Копылов, начальник штаба, будит Григория, чтобы ехать к генералу Фицхелаурову. Мелехов высказывает ему свои мысли о том, что могут начаться старые порядки, но народ теперь другой, так нельзя. Григорий говорит, что ему самому неуютно в офицерской среде, хотя он честно получил свой чин. Копылов отвечает, что не может понять собеседника и его взгляды, Мелехов – случайный человек в офицерской среде, невежественный и неотесанный, пробка в вопросах грамотности и приличий. Григорий смеется и говорит полушутя-полусерьезно, что это он здесь пробка, а у красных пришелся бы ко двору. У Фицхелаурова приехавшие узнают, что повстанцы вливаются в Донскую армию, поэтому теперь обязаны безоговорочно выполнять все приказы. Генерал ругает и самого Мелехова, и его дивизию, он уже хочет ударить Григория, но тот заставляет оппонента успокоиться. Фицхелауров отдает приказ, которому Мелехов отказался подчиниться, ответив, что выполняет поручения только Кудинова, своего командира. Генерал сулит сообщить в штаб армии. На этом Григорий уходит, за ним идет и Копылов, называя Мелехова сумасшедшим. Тот отвечает, что ожидал подобного исхода, а начальник штаба зря так тщательно готовился. На обратном пути он не пропустил проезжавших союзников, он вообще против иностранцев. Копылов утверждает, что это необходимость, в итоге он переспорил Мелехова, хотя Григорий и чувствует, что правда на его стороне, но аргументировать это не может.

Глава 11. Идет бой. Красные непрерывно обстреливают. Казаки отказываются наступать, но белые идут вперед, поэтому Григорий отдает приказ последовать примеру офицеров, сам собирается вести полк. Но его останавливает командир батареи, чтобы посмотреть на работу английских союзников. А казацким батареям белые снарядов не дают, свою пехоту не поддержать. Мелехов решает все же не вести казаков на смерть. Он собирает проситься в тыл. Думает и о союзниках, об их споре с Копыловым, хочет его продолжить. Григорий еще не знает, что оппонент в споре уже убит.

Глава 12. В Татарский вернулся Митька Коршунов, не один, а с двумя казаками из карательного отряда, в котором все приехавшие служили. В карательном отряде карьера Коршунова пошла в гору, он был создан для такой отвратительной службы. Митька и гости осматривают пепелище дома, потом едет к Мелеховым, там обедают, он расспрашивает о своей семье и о Кошевых. В хуторе только его мать с детьми. После обеда засобирались куда-то гости. Оказалось, что они жестоко убили семью Мишки. Пантелей Прокофьевич выгнал Митьку, который на прощание угрожал Мелеховым, что еще отплатит. В этот же день Коршунов уехал, а убитых похоронили на общественные средства. Вскоре начался покос, расправа стала понемногу забываться. Пантелей Прокофьевич злился на Дарью: она повезла патроны на паре быков и пропала. Вернулась только спустя одиннадцать дней, злая и усталая. Наталья подозревает, что все это связано с очередной любовной историей Дарьи. Через некоторое время объявили сход, приезжал генерал Сидорин. А Пантелею Прокофьевичу дали даже поднести хлеб-соль. Приехавшие наградили казачек, которые участвовали в расправе над пленными. Первая в списке была Дарья, она получила медаль и пятьсот рублей. Собравшиеся на сход отрицательно отнеслись к награде за такую «доблесть» как убийство пленных.

Глава 13. Семья Мелеховых раскололась, не было уже того единства. Дуняшка была в обиде за Мишку Кошевого, Наталья проводила время только с детьми, а Дарья – в любовных похождениях. Все дело было в войне, это понимал Пантелей Прокофьевич, но ничего поделать не мог. А Дарья отказалась отдавать деньги, говоря, что свекр ей не указ: она может в любой момент выйти замуж и уйти от Мелеховых. Но не о замужестве думает Дарья. Сначала она весела: смешно показывает генералов в лицах, шутит о будущих крестах и военных заслугах. Но потом дает Ильиничне сорок рублей на панихиду по Петру, при этом плачет, а к вечеру куда-то уходит. Следующие четыре дня прилежно трудится, потом снова отправляется в станицу. По возвращению идет к Наталье, работающей в поле. Дарья признается ей, что подхватила венерическое заболевание. Наталья искренне ей сочувствует и спрашивает, что же та будет делать дальше. Дарья решилась покончить с собой, потому что лечиться малоэффективно, зато узнает весь хутор, а ее красота потухнет. Она говорит Наталье, чтоб та не пускала близко детей, сказала Ильиничне, но не Пантелею Прокофьевичу.

Глава 14. За обедом Пантелей Прокофьевич замечает, что Дарья ест из отдельной миски, но Ильинична защищает сноху. После обеда поехали на покос свекр и обе снохи. И на обратном пути Дарья решила сказать Наталье про Аксинью, чтобы страдать не одной. А Наталья и сама догадывалась, только не расспрашивала, чтобы правду не узнать. Она выглядит настолько страдающей, что Дарья пожалела о содеянном. Она пытается утешить невестку, предлагает расспросить у Аксиньи, но та отказывается, раскрывает хитрость Дарьи о цели ее правдивости.

Глава 15. В одном из боев дивизия Мелехова помогла белой дивизии. Григорий видит раздетых пленных, подозревает в произволе сотенного одного из подчиненных командиров, Ермакова. Тот отвечает, что в тылу все равно разденут, так пусть хоть свои, которые порядком обносились. Потом Григорий отправляется в штаб, где новый начальник штаба Андреянов допрашивает пленного красного командира. Андреянов Мелехову не нравится из-за своей болтливости и претензией на знатность, поэтому он с интересом следит за допросом: красный в словесном поединке выигрывает. Андреянов злится, наводит на пленного пистолет, но Григорий заступается за красного командира, его уводят. Начальник штаба обсуждает с Мелеховым отношение к пленным, его удивляет, что Григорий осуждает доносительство и отказывается пополнять потери за счет сдавшихся красных. Андреянов считает, что они не сработаются. Григория вызывают в штаб группы, где снимают с дивизии и дают даже не полк, а сотню. В тыл же его отправлять отказываются. Прощаясь со своими казаками, Мелехов говорит, что легкая пора кончилась, под командой белых будет тяжело. Не успел Григорий принять сотню, как вызвали к командиру полка и дали отпуск из-за семейного несчастья.

Глава 16. Наталья томилась и печалилась. Она попробовала выспросить про Аксинью у жены Прохора, но муж запретил той что-то рассказывать. И пошла Наталья к самой Астаховой, которая сразу настолько испугалась, что Григорий ранен или убит, что его жена все поняла. Но Наталья все же добилась правды. Аксинья сказала, что теперь надеется не отпустить возлюбленного. На другой день Наталья и Ильинична пошли полоть бахчу. Свекровь заметила печаль невестки, та во всем призналась и сообщила, что заберет детей и уйдет. Ильинична сказала, что сама переживала подобное, но лишать детей отца нельзя, да и идти ей некуда – родных и не осталось. Наталья заплакала, Ильинична дала ей успокоиться, потом погладила по голове, дала воды. Но не помогло. Наталья оттолкнула чашка и стала просить Бога покарать Григория. Тут началась гроза, Ильинична заставила сноху просить прощение у Высших сил за эти слова. По пути домой Ильинична говорит, что с Григорием еще можно жить, он хотя бы не бьет, только изменяет. Наталья ответила, что подождет с решением приезда мужа, а пока будет дома. Но рожать от неверного супруга больше не хочет, хоть сейчас уже на третьем месяце беременности, пойдет делать аборт к бабке. Их разговор прервали, Ильинична не успела отговорить сноху, не заметила, как та ушла на страшное дело. С тревогой свекровь дожидалась Наталью. Да и надолго та ушла, уже и свет потушили, а ее все не было. Ильинична не спала, ждала. Только услышав шаги, выбежала. Пришла Наталья, слабая и бледная. За ней тянулся кровавый след. Ильинична выслала Дуняшку, послала Дарью замывать кровь, отправила Пантелея Прокофьевича к фельдшеру (все же пришлось объяснить все), а сама уложила изошедшую кровью сноху в постель. С каждым часом Наталья все слабела. Она понимает, что умирает, поэтому просит  Ильиничну о последних услугах. Приехавший фельдшер подтвердил предчувствия. Пришла мать Натальи с сестрой, разбудили детей. Через час ей стало хуже, Наталья попрощалась с детьми и передала через Мишатку что-то для Григория.

Глава 17. Григорий взял с собой Прохора, чтобы не оставаться с горем наедине. Мелехов отчаянно спешил, загонял коня. Зыков, хоть и понимал его горе, за своего коня болел душой, потому вынудил остановиться. Наконец приехали. Ильинична рассказала все про Наталью, не утаила (хоть и не сообщила вначале), что перед походом на аборт покойная ходила к Аксинье. Мать просит Григория быть внимательным к детям, которые очень страдают. В доме все до боли в сердце напоминает о Наталье. Григорий выходит на двор, коротко говорит с Дуняшкой, встречается с отцом. Тот предлагает ехать косить, в работе может быть легче. За обедом Пантелей Прокофьевич предлагает выпить за покойницу. Во время этого к Григорию подходит сын, он целует его и говорит жалеть их. Это послание от Натальи. После этого Мелехов не мог ни пить, ни есть, он настойчиво звал Пантелея Прокофьевича скорее в поле, тот уступил.

Глава 18. Главная причина страданий Григория – чувство вины за смерть жены. К тому же, после появления детей он стал через них любить и ее. Потеряв Наталью, он стал чувствовать отчуждение к Аксинье и привязанность к детям. Образ жены неотступно следовал за Мелеховым даже в работе на поле. Он решил вернуться домой, к сыну и дочери. В гости почти сразу пришел Христоня. Он был ранен, потому отпустили на побывку домой. Григорию хотелось поговорить с новым человеком, тот понял, что сочувствовать не нужно, нужно отвлекать, стал рассказывать о своих фронтовых делах. Настроения казаков нерадостные: надоело воевать, тяготят офицеры и иностранцы. После разговора Григорий играет с детьми. Вечером он собирается на поле, Мишатка упрекает его, что отец всегда их с Полюшкой бросает. Тогда Григорий предлагает ехать с ним косить, сын с радостью соглашается. А Аксинья поняла настроение возлюбленного, сама не обращалась к нему, ждала, пока сам заговорит. И короткий разговор действительно состоялся.

Глава 19. Преждевременный отъезд печалил больше всего Прохора Зыкова, потому в пути он молчал. Зато им встретился казак, только что произведенный в офицеры. Оказалось, его прозвище Семак, и Григорий спас его от расправы Кудинова. Знакомый предлагает выпить, Мелехов отказывается, но подаренную бутылку берет. Семак едет в отпуск с полными сумками награбленного добра, но говорит, что грабеж в армии тотальный, он еще скромно берет, а генералы везут обозами. Григорий и Прохор в одном хуторе услышали песню казаков, решили, что провожают кого-то на службу, пошли посмотреть. Песня очаровывает Мелехова, он заслушивается ей. Оказалось, что песенники сами едут в отпуск, а никого не провожают, а поют они, чтобы их в хуторах кормили. Отпускная бумага у них ненадежная, но встретились и те, кто едет и совсем без нее. Прохор горестно сообщает Григорию, что скоро им фронт держать вдвоем придется. Те, кто были в строю, пьянствовали, грабили, занимались насилием. В одной деревушке Мелехов пытается устроиться на ночлег. Два офицера занимают целую комнату, в остальных двух разместилось целых четырнадцать человек. Григория зовут к офицерам, это поручик-переводчик и лейтенант-англичанин. Первый жалуется Мелехову, что намучился с безудержным в возлияниях иностранцем, уже сам устал пить. На этот вечер Григорий взял на себя эту функцию. Он разговаривает с поручиком о судьбе войны и о личной жизни. Переводчик рассказывает, что англичанин высокого мнения о красных, идущих в лаптях на танки. Позже Григорий с трудом уходит от офицеров.

Глава 20. После выхода за пределы Хоперского округа Донская армия утратила свою наступательную силу. Красные организовали наступление, но продвижение было затруднено войсками белых и настроением населения.

Глава 21. Вскоре после отъезда Григория Мелехова на фронт утопилась Дарья. Они с Дуняшкой пошли купаться. Дарья выплыла на середину пруда, попрощалась со всем миром и ушла под воду. Только на следующий день ее выловили из реки. Дуняшка пугалась, но помогала матери обмывать покойницу, а ночью просила Бога, чтобы Дарья ей не снилась. Поп сначала отказывался отпевать утопленницу, но Пантелей Прокофьевич пригрозил ему. После смерти Дарьи в доме Мелеховых стало еще тише. От Григория не было вестей. А к хутору приближался фронт, от этого Пантелей Прокофьевич беспокоился и раздражался, от припадков ярости в хозяйстве были убытки. Дети скучали без Григория, а вскоре Ильиничне стало известно, что Мишатка был у Аксиньи. Та покормила мальчика, спрашивала про отца и рассказывала сказку. Ильинична разозлилась, но внуку не показала, попросила только не ходить к Аксинье. Пошла она сама, они поссорились. Вскоре мобилизовали Пантелея Прокофьевича. А через несколько дней в хуторе уже были слышны орудия. Ильинична была в растерянности, не знала, как поступить с хозяйством, куда деваться детям и Дуняшке. Но тут пришел Пантелей Прокофьевич. Он сбежал с фронта, условия там были невыносимы: не было еды, оружия, а красные все наступали. На следующий день Дуняшку отправили к родственникам. А за Пантелеем Прокофьевичем пришли и нашли его на чердаке.

Глава 22. Дезертиров судили, а потом наказывали розгами. Благодаря тому, что судьи знали Григория, Пантелея Прокофьевича пощадили, сняли лычки и отправили в часть. Радостный Мелехов сразу отправился…снова домой. Навстречу ему шли беженцы, красные подошли уже к Вешенской. В Татарском еще было тихо, даже слишком, потому что почти все жители уехали. Пантелей Прокофьевич, Ильинична и дети тоже поехали.

Глава 23. Красные подошли к Дону. В завоеванных хуторах они вели себя вполне благопристойно. Но тут и белые пошли в наступления. Но все понимали, что этот успех временный.

Глава 24. Пантелей Прокофьевич благополучно прожил с семьей в хуторе Латышевом, а после отступления красных все собрались домой. Но старику не терпелось, он поехал вперед. Хозяйство было разорено, но дом стоял. На следующий день Пантелей Прокофьевич выхлопотал бумагу о том, что по медицинским показаниям он не может воевать. После этого он вместе с Дуняшкой и Ильиничной стали восстанавливать хозяйство. Пантелей Прокофьевич простудился. От проезжего сослуживца Григория старик узнал, что сын здоров и находится в Воронежской губернии. Отец обрадовался, выпил бутылку самогона и пошел по хутору хвастаться своим сыном, досочиняя ему различные геройства. Но позже настроение было испорчено: привезли убитых Аникушку и Христоню. Пантелей Прокофьевич пошел рубить хворост, заодно и поймал сазанов. Прощаться с казаками он не пошел, хранил себя от горя. Но не вышло. Через некоторое время привезли Григория. К счастью, не убитого, но больного тифом. Пантелей Прокофьевич аж дар речи потерял, подумав самое плохое. А Ильиничне стало плохо. Дуняшка побежала за бабкой Капитоновной, по пути увидела бледную Аксинью, сказала и ей, что Григорий жив.

Глава 25. Через месяц Григорий выздоровел, но был еще очень слаб. Дуняшка помогла ему побрить голову, от этого вида она долго смеялась. Григорий подолгу играл и разговаривал с детьми. Не успел Мелехов начать выходить из дома, ему уже принесли напоминание о явке на врачебную комиссию. Фронт подходил все ближе к хутору. Нужно было семье отступать с беженцами, а Григорию искать свою часть среди уходящих войск. Они с отцом обсуждают отступление семьи. Пантелей Прокофьевич хорошо подготовился к отъезду. Перед отступлением Григорий пришел к Аксинье и позвал ее с собой. Вернувшись домой, Мелехов узнал, что его искал Зыков. Обрадованный Григорий пошел к Прохору, тот сказал, что дела плохи, нужно уезжать, за командиром ординарец и приехал. Причина, по которой Зыкова отпустили, пока была покрыта тайной. О ней он рассказал, выпроводив жену. Прохор с казаками ударили офицера-перебежчика, которого позже назначили командиром сотни. Жизнь Зыкова стала невыносима, он захотел уйти домой, а для этого «разжиться трипперишком». Сначала попытка была неудачная – попалась женщина лет сорока, оказавшаяся «честной», но потом раздобыл, послушав подсказку казаков. А сотенного убили сразу после отъезда Прохора, так что его страдания были напрасны. Теперь Зыков не знает, что делать с женой. Григорий смеется над его рассказом, а потом сообщает, что берет в отступление Аксинью.

Глава 26. Прохор, Григорий и Аксинья выехали из хутора. Аксинья радуется тому, что едет с возлюбленным, а потому улыбается всему вокруг. Они с Прохором начинают пререкаться. Зыков вообще зол на весь женский пол. Дорога тяжелая, отдохнуть некогда и негде. Наконец Аксинья после бессонной ночи робко предложила передневать на хуторе. К ночи нужно было ехать, стал слышен орудийный гул. В пути встретился больной хуторянин, но о семье Григория он ничего не знал. Следующая ночевка была удачнее (ночлег нашли), но условия были не лучше. Их накормили, но Аксинья отказалась. Она заболевала, подозревала тиф, не хотела расставаться с Григорием, но понимала, что скоро придется. Ночью беженцев стали выгонять из дома отступавшие войска, чтобы разместиться на их место. Мелехов дает им отпор, они уходят в соседнюю хату. А Аксинье становится все хуже. Наутро она с трудом едет. Но после остановки в одном из поселков становится понятно – Аксинью придется оставить лечиться. Больную приняла хозяйка дома, а хозяин начал просить как можно больше за уход. С трудом с ним договорились.

Глава 27. Оставив Аксинью, Григорий утратил интерес к происходящему. К тому же, он понимал, что война проиграна, это было понятно из всей окружающей обстановке, настроения людей. Мелехов даже хотел влиться в воинскую часть от безделья, но Зыков категорически отказался. Он очень не хотел на войну, даже свою болезнь лечил неохотно, чтобы в случае мобилизации не идти на фронт. Григорий томился мыслями о семье, об Аксинье. На очередной стоянке он узнал страшную весть: Пантелей Прокофьевич умер от тифа. А вскоре тиф настиг и Григория. Он продолжал ехать на Кубань, но постоянно был в забытьи.

Глава 28. Из всей дороги Григорию запомнилась только песня прошедшего полка, от которой он залился слезами. Следующий раз Мелехов очнулся уже на постели. Его куда-то привезли и положили, он увидел бывших сослуживцев, которые были пьяны. Белые взяли Екатеринодар, а пьяны так были, потому что ограбили винный склад, чтобы не досталось красным. Через неделю Григорий более-менее оправился. В Новороссийске проходила эвакуация, но под нее попали только богачи, а казаки должны были идти походным порядком. У Григория происходит стычка с человеком, распоряжавшимся эвакуацией, но это не помогает. Некоторые из офицеров, с которыми был Мелехов, пытаются попасть на корабль, но неудачно. А он сам собирается уезжать. Вечером у них попойка, которая приобрела существенный размах.

Глава 29. На следующий день ушел последний эвакуационный пароход. Некоторые казаки хотят уезжать сами, зовут Григория, но он отказывается.

Часть 8

Глава 1. Аксинья болела всю зиму, но наконец оправилась. Сначала она ждала Григория, потом поняла, что он не может вернуться, и решила вернуться домой. Нашёлся и провожатый, старичок. Они дошли почти до дома, но пожилой мужчина идти дальше не мог, нужен был отдых. Наконец Аксинья добралась до Татарского. Там к ней почти сразу пришла Ильинична, они поговорили про Григория. С этого времени тревога за него сроднила Аксинью, Ильиничну и Дуняшку. Последняя говорит про мать, что та, потеряв большую часть семьи, стала «чудная», в Григории для нее теперь вся жизнь. А Дуняшка теперь осталась одна на хозяйстве. Они с вдовой Аникушки собрались сеять, зовут на помощь и Аксинью. Из отступления пришел сослуживец Григория, но и он ничего не знает. Вскоре пришел раненый Прохор Зыков. Ему оторвало руку, но держался молодцом. У него Аксинья узнала, что они с Григорием перешли к красным, теперь Мелехов замаливает грехи, поэтому в отпуск прийти не может, посылает поклон. Новость Аксинья сообщает Мелеховым.

Глава 2. К лету казаки стали возвращаться домой, а некоторые уходили с белыми, готовясь потом вернуться. В то время в один дом вступала радость, а в другой горе (если его хозяин убит). Ильинична ожидала Григория. Дуняшка пыталась вернуть мать с небес на землю: пока нечего надеяться, но у нее не получалось. Но Ильинична думала только о сыне, тосковала о нем. А в это время с фронта вернулся Мишка Кошевой, почти сразу зашел в гости. Ильинична говорит с ним неохотно, а Дуняшка счастлива, она выбегает к посетителю, но мать посылает ее за водой. Сама она упрекает Мишку, что тот осмеливается приходить после убийства Петра и деда Гришаки. Кошевой объясняет все войной. Ильинична выгоняла Мишку, но он возвращался каждый день. И на приказ его отвадить Дуняшка тоже не отреагировала. Постепенно Кошевой стал помогать по хозяйству. Сначала плетень, затем баркас, потом покос. Причем во время подготовки к покосу Мишку стала колотить лихорадка, но после приступа он продолжил это дело. Вечером Ильинична милостиво позвала Кошевого ужинать, исподтишка наблюдала за ним, исхудавшим после болезни, и прониклась жалостью.

Глава 3. Ильинична отказывалась отдавать Дуняшку. А в хуторе стали говорить о них с Мишкой, о неопределенности его положения. Дуняшка поставила матери ультиматум: или та благословит молодых, или они уйдут. Ильинична согласилась. Дуняшка настояла на венчании, несмотря на протесты жениха. Но Кошевой поссорился с попом, да и сама свадьба была невеселая, без выпивки и драки, на что потом Прохор жаловался Аксинье. Зато Мишка активно занялся хозяйством, они с Дуняшкой все восстановили. А Ильинична все острее чувствовала свое одиночество, лишь раз она оживилась, когда Зыков принес письмо от Григория. Сын тепло писал о матери и обещал прийти в отпуск. Это несказанно обрадовало Ильиничну, она стала делить радость с Аксиньей, просила ее читать, а по мере истлевания листка, и рассказывать послание. Но через две недели Ильинична почувствовала себя плохо, это была приближающаяся смерть. Она все вспоминала свою жизнь, бедную радостями, в воспоминаниях обращалась к Григорию. Однажды ночью женщина поняла, что скоро умрет, приготовила все, отдала указания Дуняшке. А через три дня умерла. Аксинья забрала детей, занимала их сказками, а когда они уснули, заплакала от тоски.

Глава 4. Мишка стал работать менее усердно, он думал, что слишком рано осел в хуторе и успокоился, прервал работу во благо революции. Однажды пришел Прохор, спрашивал о Григории. Кошевой недружелюбно предположил, что Зыков ждет Мелехова, чтобы опять идти против советской власти. Мишка уверен, что с Григория еще спросят за службу у белых. Прохор переводит разговор, но уже перед уходом случайно проговаривается о приходе казака Громова, который был с белыми. Громов награбил много добра, в том числе, оружие. Узнав об этом, Кошевой сходил и за своим оружием, считая, что надо быть настороже. Потом он едет в Вешенскую, намереваясь поступить в Красную армию, но не берут по состоянию здоровья. Зато назначают председателем ревкома. Прошлым председателем был дряхлый дед, который дела вел из рук вон плохо. А секретарь ревкома вообще ушел сеять. Но Мишка сразу начал бурную деятельность: пошел арестовывать Громова. Но тот сбежал.

Глава 5. Некоторые казаки из хутора ушли после несостоявшегося ареста. Кошевой развернул активную деятельность, все дни проводил в ревкоме. Но его деятельность была опасна, поэтому Мишка предложил Дуняшке спать в сенцах, чтобы не стрельнули в окно. На вопрос жены, до какой поры им быть «на заячьем положении», ответил, что до того, как он накажет Громова. Но последний примкнул к банде Махно. В самом хуторе жизнь была невеселая, не привозили необходимых товаров, даже соли не было, за что казаки ругали власть. Из-за этого же Мишка поссорился с Дуняшкой, в их отношениях наметился разлад. Через две недели пришло письмо от Григория, он снова ранен, должен быть демобилизован. Узнав об этом, Кошевой собрался уходить в свой дом, он думает, что Мелехова будут судить за связь с повстанцами. Дуняшку расстроил разговор с мужем, она рассказала обо всем Аксинье, которая предположила, что они с Григорием и детьми могут уйти куда-нибудь.

Глава 6. Григорию как красному командиру предоставили подводу, только на последнем переходе пришлось ехать на быках. Подвозчица была молодая вдова, с которой Мелехов завел игривый разговор (и сразу пожалел об этом, потому что планов на вдову у него никаких не было). Григорий вспоминал мирную жизнь и думал о счастливом будущем: наконец кончилась для него война, можно заняться хозяйством, взять Аксинью в дом, пожить с детьми. Подвозчица пробует снова заговорить с Мелеховым, он жалеет ее за то, что в двадцать лет жизнь уже потрепала. На это женщина стала на него ругаться. Но к ночи они помирились, она стала даже звать его к себе. Григорий отказался, до хутора было близко, и он отправился пешком. Мишка не сильно обрадовался приходу бывшего друга, но хозяйственные наставления на этот счет жене отдал. Вскоре пришел Прохор, они с Григорием дружелюбно встретились. Мелехов говорит, что его демобилизовали, скорее всего, за прошлое. Но на такие темы им с Зыковым нужно говорить наедине. А за ужином Григорий рассказывает о командирах, которых и Прохор знал. А Дуняшка пошла за Аксиньей, которую ее брат уже давно томительно ждал. Астахова тоже ждала, но пробыла в гостях недолго, сколько позволяло приличие, изредка взглядывая на возлюбленного. Только перед уходом Мелехов догнал ее в сенях, поцеловал и обещал прийти на следующий день. Прохор уже сильно напился, поэтому все, что он рассказывает, очень потешно. Но и он засобирался домой. Остались Григорий и Мишка одни, Мелехов завел разговор об их взаимных непониманиях. Кошевой сразу говорит, что бывший друг для него теперь – враг, который будет вредить Советской власти при любой возможности. Григорий утверждает, что единственная его цель – осесть и жить мирно. Но Мишка ему не верит.

Глава 7. Рано утром Григорий решил пройтись по хутору. Он пришел к Прохору, который только что неудачно подоил корову (обиженная пьяным возвращением жена уехала за терном). Они опохмеляются. Мелехов рассказывает сослуживцу о разговоре с Кошевым. А тот отвечает, что в соседней области восстание. От этого Григорий беспокоится еще больше, ведь он собирается идти регистрироваться, а в таких условиях его скорее привлекут к ответственности. Зыков говорит Мелехову, что тот лучше бы выждал, а не сразу приходил в хутор, он переживает за сослуживца. Григорий все же отправляется на регистрацию. Его отправляют вставать на учет, что пугает Мелехова. Это чувство подогревает встреченный Яков Фомин, который говорит, что в округе неспокойно, лучше было бы переждать пару лет. Григорий решает скорее все закончить, а потому идет становиться на учет.

Глава 8. Аксинья ждала Григория с утра, приготовила праздничный обед, красиво оделась. Но его все не было, к обеду Астахова не выдержала, пошла к Мелеховым. Дуняшка переживает за брата, ушедшего на регистрацию. Аксинья обещала сходить и узнать, если тот не вернется до завтра. Но вечером Мелехов вернулся, пришел и к возлюбленной. Пока с ним ничего не сделали, но так произойдет в будущем. Но пока об этом говорить не стоит. Григорий и Аксинья ужинают, она смотрит на него и чувствует себя в этот момент счастливой.

Глава 9. С Мишкой Григорию встречаться было тяжело, да и ему тоже. Пока Мелехов жил у Астаховой, а Кошевой поправлял свой дом, чтобы потом разделиться. Григорий не мог ничего делать по хозяйству, потому что опасался ареста, он решился больше не ходить отмечаться, а скрыться куда-то. Вокруг он видел недовольство казаков, но сам от политики устал, потому даже в разговоры никакие не вступал. Даже сбежать по плану Мелехов не успел. Ночью пришла Дуняшка и сказала, что надо уходить немедленно, потому что приехали конные из станицы, а Мишка рассказал им о Григории. Мелехов быстро собрался и ушел, наказав Астаховой следить за детьми и ждать от него вестей.

Глава 10. Поздней осенью 1920 года в ответ на продразверстку в округе появились банды. Бороться с ними было сложно. Яков Фомин был сам недоволен положением дел, как и многие его казаки, он решил выступить против власти. А его уже подозревали, но предотвратить не успели, а потому эскадрон Фомина и батальон его сообщника Капарина выступили против власти одной из станиц, но неудачно, им пришлось оставить станицу.

Глава 11. Григорий скитался, жил у разных знакомых. Отправляясь в очередное место, он наткнулся на бандитов. Они привели его к командиру, это оказался Фомин. Он рассказывает о новом восстании, поддержка населения не сильная, но есть. Тут вводят избитого пленного, это красноармеец из продотряда. Его расспрашивают, а потом выводят, чтобы убить. Оказалось, что он пытается сбежать, другие бандиты его добивают, эту сцену наблюдает Григорий, когда выходит из дома. Потом Фомин знакомит Мелехова с Капариным, рассказывает о плане соединиться с кадетами. Но Григорию идти некуда, хотя он понимает глупость такого намерения, он соглашается вступить в банду.

Глава 12. Фомин показал Мелехову свое «войско», которое было подготовлено плохо. Да и убеждать казаков вступать в их ряды получалось плохо. Занимая хутор, собирали собрание казаков, на котором агитировали восставать против Советской власти. Большинство отказывалось, люди устали от войны.

Глава 13. К весне фоминская банда становилась все меньше, казаки уходили по домам на полевые работы. Григорий встретил знакомого старика с Татарского, расспрашивал о своих. Дома все было благополучно. Фомин больше не вербовал новых бойцов, не мог удержать и своих, а восстание превращалось в грабеж и гулянки. Мелехов выразил свое недовольство, пригрозил отколоться от Фомина, если не прекратится произвол. Банду начали преследовать, стала еще сложнее. С Григорием говорит Капарин о том, что нужно уговорить Фомина влиться в боле крупную группировку. Последним и было выбрано неудачное место для привала, где их неминуемо могли накрыть. Так и случилось, из банды уцелело только пятеро, в том числе, оба командира. Они пошли пешком, сами не зная, куда именно.

Глава 14. Обосновались беглецы на острове. Делать было нечего, Григорий все время вспоминал дом, семью. Дни были похожи один на другой, фоминцы по-разному убивали время, но всем было одинаково скучно. Ждали брата Фомина. Вести были неутешительны: командира везде искали, никуда с острова не уйти. Да и казаки не пошли бы за Фоминым. Капарин ссорился со своим сообщником, к тому же, он простудился, пробовал было уехать в хутор, но ему было сделано внушение. Фомин чуть не задушил сообщника, а тот втайне хотел его придать, в чем признался Григорию, зовет его с собой. Мелехов возмущен предательством, разоружает Капарина, но не рассказывает об этой подлости. А ночью Капарина убили и без подсказки Григория. Да и самого Мелехова хотели, да Фомин отказался.

Глава 15. В конце весны фоминцы переправились через Дон, почти сразу же наехали на красноармейский разъезд. Дальше они бежали и запутывали следы, почти постоянно за ними была какая-нибудь погоня. Одного из бандитов, Стерлядникова, ранили в ногу. Наконец нашли место для ночлега у знакомого Фомину богатого казака. Но надо было уходить, а рана Стерлядникова воспалилась, ему стало хуже. Ехать пришлось, кое-как усадили раненого на коня. Ехать он не мог совсем, осмотр раны показал, что у Стерлядникова гангрена. Он сам просит себя убить, его застрелили.

Глава 16. В банду влилось около сорока человек, все «висельники». Но это был временный успех: постепенно их перестало принимать население. Зато добровольцев Фомин принимал всех, за что его осуждали Мелехов и Чумаков. Григорий видел ненависть людей в хуторах, хотел домой. Вот почему однажды ночью он сбежал.

Глава 17. Григорий пришел в Татарский, сразу зашел к Аксинье. Он зовет ее с собой уходить, детей пока оставить на Дуняшку, которая сейчас живет одна, потому что Мишка где-то служит. Аксинья все плакала во время их разговора, потом пошла за Дуняшкой, а Григорий смотрел на спящих детей и плакал, пока ее не было. Мелехов и Астахова пошли, а потом поскакали. Через некоторое время расположились на ночлег: Григорию необходимо было поспать, а Аксинья в это время смотрела на любимого, думала о своей жизни и плела венок. Потом он проснулся, собирался идти, но бороться со сном был не в силах, слушал рассказ Аксиньи и дремал. Она рассказывала про детей, про отношения с Мишкой Кошевым, про Прохора Зыкова. Ночью они поехали, наткнулись на заставу, поскакали, но Аксинью ранили. Вскоре она умерла на руках Григория. Теперь все кончено.

Глава 18. После того, как Григорий похоронил Аксинью, жизнь стала черной для него, он бесцельно бродил по степи. Его подобрали дезертиры, до осени он прожил с ними. Встретил Чумакова, узнал, что убили Фомина. А сам Мелехов после пошел домой, не дожидаясь амнистии, обещанной на первое мая. Еще не дойдя до своего двора, увидел Григорий сына. Он взял на руки сына, узнал от него, что дочь умерла и что Дуняшка жива. В этот момент он чувствовал, что наконец вернулся домой.

Автор: Мария Блинова

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector