Творчество Игоря Северянина: анализ стихотворения «Увертюра»

Модернистское течение футуризм (от лат. futurum , что в переводе «будущее») появилось в Италии в начале 20 века. Основатель Филиппо Маринетти эксцентрично воспел в искусстве красоту и могущество технического прогресса, но в историю культуры вошел, как сильный теоретик, преподнесший миру идею нового авангарда. Бесподобными практиками, которые довели этот художественный бунт до совершенства, по праву считаются наши соотечественники: Владимир Маяковский, Виктор Хлебников, Алексей Крученых  и  многие другие прославленные мастера слога. Эгофутуризм, одно из интереснейших ответвлений поэзии будущего, взял за основу своего творчества Игорь Северянин, стихотворения которого отличаются неоспоримой оригинальностью и неповторимым стилем.

Из школьного курса известно, что Игорь Северянин входил в поэтическую группировку «Ассоциация эгофутуристов». Также в ее составе находились менее знаменитые поэты: И.В. Игнатьев, К.К. Олимпов, В.И. Гнедов и другие. Хотя история аутентичных «будетлян» (как они сами себя нарекли) в России исчерпывается предреволюционным десятилетием, футуристы успели внедрить в литературу много нового. На базе разговорного языка они разрабатывали тонический стих, фонетическую рифму, активно использовали словотворчество вплоть до создания новых диалектов, проводили эксперименты с языковой графикой (например, первый свой сборник Маяковский делал вручную, чтобы добиться эффекта разных шрифтов). Они продемонстрировали, как широк диапазон языка, как богаты его ресурсы, какое великое множество возможностей таит он в себе. Эти достижения громоздко звучат, изложенные в теории, но в стихотворениях они понятны и очевидны. Никто не перепутает работы Языкова или Баратынского с творениями Хлебникова или Бурлюка. Даже внутри течения футуристы существенно отличаются друг от друга. В частности, эгофутуризм имеет свою тематику, индивидуальную подачу и определенный заряд эпатажа, направленные на демонстрацию личности поэта, приравненной к предмету искусства. Можно представить себе автопортрет художника: на портрете его лицо и фигура, а нарисованы они его персональным стилем, его сознанием, его чувством прекрасного. Получается, это портрет в портрете: живописец вдвойне характеризует себя.

Так и Игорь Северянин позиционировал свою поэзию в «Воспоминаниях»:

«Лозунгами моего эгофутуризма были: 1, Душа – единственная истина. 2. Самоутверждение личности. 3. Поиски нового без отвергания старого. 4. Осмысленные неологизмы. 5. Смелые образы, эпитеты (ассонансы, диссонансы). 6. Борьба со «стереотипами» и «заставками». 7. Разнообразие метров».

Некоторые изложенные принципы можно проиллюстрировать на примере стихотворения «Увертюра», опубликованное в 1915 году. Само название означает музыкальное вступление к оперному театральному представлению. Поэт торжественно начинает отсчет времени перемен, которое уже отчетливо чувствуется  за два года до Великой Октябрьской революции.

В «Увертюре» поэт приветствует новую эпоху, которой сердечно рад: каждое предложение заканчивается восклицательным знаком. Само повторяющееся восклицание «ананасы в шампанском» являет собой грядущее изобилие, доступное всем. Вспоминается знаменитое «ешь ананасы, рябчиков жуй…», но Северянин ждал от революции, встреченной им с восторгом, всеобщего благоденствия, а не аскетического отказа от него ради равенства и братства. Его светлые надежды переполняют строки.

«Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!»

Здесь автор предвещает отмену международных границ и тотальный космополитизм. В основе революционной идеологии лежала идея об объединении мира под знаменами светлого коммунистического будущего, когда исчезнут все разногласия и войны. «Моя» страна, по большому счету, уже собственность, а от нее планировалось полностью отказаться. Национальные традиции, история, культура – все это не позволяло «сравнять» людей.

«Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!

Ветропосвист экспрессов! Крылолет буеров!»

В данном отрывке он восхищается техническим прогрессом, с наслаждением перебирая звуки различных машин. Рев моторов и гул городских улиц были футуристам милее музыки, ведь означали коренной перелом в жизни человечества.

«Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!

Ананасы в шампанском – это пульс вечеров!»

Шампанское ударяет людям в голову, как счастье (или его иллюзия). Они начинают бесшабашно веселиться и безумствовать. Бешеный, судя по всему, пульс вечеров выстукивает ритм жизни веселого, беззаботного города, где его жители, наконец-то, расслабились в преддверии новой эры довольства и свободы.

«В группе девушек нервных, в остром обществе дамском

Я трагедию жизни претворю в грезофарс…»

Здесь Северянин употребляет осмысленный неологизм  — сочетание слов «грезы» и «фарс» и любопытный эпитет «острый» по отношению к дамскому обществу. Грезы – мечты, фарс – надувательство, а глагол «претворю» обычно употребляется в составе фразы «претворю мечты в жизнь». Значит, автор меняет местами «жизнь» и «мечту», однако грезу стилистически окрашивает как обман. Получается, он претворит трагедию жизни в фальшивую мечту. Надо полагать, поэт в новоявленном мире берет на себя миссию, во что бы то ни стало, говорить правду и претворять ее в иллюзии счастливых людей, которыми они живут. Не случайно он стоит именно в женском кружке, наиболее изнеженном и далеком от реальности (по тем временам). Тем не менее, эта публика названа «острой», как и ананасы в шампанском, которые пьянят и одурманивают. Довольно изысканный комплимент.

«Из Москвы – в Нагасаки! Из Нью-Йорка – на Марс!»

В финале эгофутурист дает волю фантазии, что уже мчит его в космос. Он свято верит в инновации и достижение технического могущества цивилизации, позволяющее совершать нечто грандиозное и немыслимое, например, прямой рейс Нью-Йорк — Марс.

«Увертюра» не очень подходит для демонстрации именно эгофутуризма в творчестве Северянина. Чтобы лучше понять его поэтические автопортреты, надо ознакомиться со стихотворением «Классические розы», например. Однако поэтический труд, исследованный нами, характеризует Игоря Северянина не в рамках какой-либо школы, а как представителя незаурядного течения в искусстве, которое во многом определило его дальнейшее развитие.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *