Символизм произведения «В ожидании Годо»

Все, что я сам смог понять, я показал. Это не много, конечно. Но мне довольно, и даже более того»25, − написал Беккет в письме Мишелю Полаку в начале 1952 г. по поводу пьесы «В ожидании Годо

Религиозное толкование пьесы «В ожидании Годо»

Сам Беккет настаивал на том, что всегда остается «необъяснимое»

  1. Образ Голгофы (лобного места). Голгофа – это место, куда пролилась кровь распятого Христа, то есть был искуплен первородный грех. Этот символ неочевиден, так как вводится с помощью слова “skull”, которое много раз звучит в монологе Лаки в 1 акте. Некоторые русские варианты перевода не передают это значение (С. Исаев − «душа»), другие оставляют частично (А. Михаилян − «голова»). Это значит, что из абсурдной болтовни Лаки можно понять, что над людьми по-прежнему влавствует «череп», как будто не было Искупления.
  2. Мотив Судного дня и прихода Царства Божия. Беккет ссылается на библейскую притчу: «Надежда, долго не сбывающаяся, томит сердце, а исполнившееся желание — как древо жизни». Первую часть этой пословицы приблизительно цитирует Владимир, услышав о «последней минуте». Герой не в силах вспомнить, «кто это сказал». В русских переводах эта отсылка к Библии не уцелела:

В. − (мечтательно) – Последняя минута… – (задумчиво) – Хорошо будет, да не скоро сбудется (Hope deferred maketh the something sick). Кто это сказал?

  1. Образ посланца Божия. Владимир слышит звуки, якобы символизирующие приближение Годо.

«Да ну! Просто ветер в камышах» (Pah! The wind in the reeds), − откликается Эстрагон.

Однако «колеблемый ветром тростник (камыш)» − это символ посланца Божия, он призван «приготовить путь» Спасителю.

  1. Ожидание Годо. Владимир и Эстрагон, в сущности, не знают, зачем ждут Годо. Это говорит о том, что они просто верят в его пришествие, верят, что он способен изменить их жизнь и придать ей смысла. Ожидание Годо – это вера в Бога, попытка обрести какую-то спокойную гавань в хаосе жизни. Сам Беккет в своем интервью говорил об «отсутствии ясности» у современного человека, «если только он не верит в общее спасение». Его герои верят, им ясно, что ожидание не напрасно. Это придает им силы жить.
  2. Место действия (willow . . . that tree . . . that bog…) пьесы Беккета весьма показательно:

Э. – …Ты уверен, что это здесь?

В. – …Он сказал, около дерева. (Они смотрят на дерево.) Ты видишь другие деревья?

Э. – Что это?

В. – Похоже на иву.

Э. – …Это скорее куст.

В. – Деревце.

Э. – Куст.

В. – Де… (меняется) Что ты хочешь этим сказать? Что мы ошиблись местом?

В. – (Оглядываясь вокруг себя.) …Тебе знакомо это место?

В. – …И все же… Это дерево… (Поворачиваясь к публике.)…это болото.

Дерево-ива, болото, куст – такие же детали пейзажа использованы в библейской Книге Иова. Там, где речь идет о кротких и покорных Сотворившему, их мощном бегемоте и бесстрашном левиафане:

«И отвечал Господь Иову из бури и сказал: …он ложится под тенистыми деревьями, под кровом тростника и в болотах; тенистые дерева покрывают его своею тенью; ивы при ручьях окружают его…» (Иов 40: 1, 16-17)

Вот, к чему приходил ветхозаветный Иов:

 «И отвечал Иов Господу и сказал: знаю, что Ты все можешь, и что намерение Твое не может быть остановлено. …Поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле» (Иов 42:1-2, 6)

«Намерение Господа не может быть остановлено» − из этого исходил и Св. Августин в своей трактовке Предопределения и благодати, опираясь на сказанное Св. апостолом Павлом:

«А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил». (Рим. 8:30)

Клоуны Беккета  не знают, а чувствуют и верят, что надо смиренно ждать.

  1. Герои – двойники: Гого и Диди, Лаки и Поццо, даже у мальчика есть брат. Первая библейская ассоциация возникает с Ноевым ковчегом, где было каждой твари по паре. В одиночку жить бессмысленно, а выжить невозможно. Об импульсивном Эстрагоне заботится более спокойный Владимир, мальчик печется о своем больном брате, у третьей пары отношения иные, но они тоже не могут друг без друга. И если бы не было тьмы, мы бы не знали, что существует свет, и наоборот.

Атеистическое толкование толкование пьесы «В ожидании Годо»

Герои Беккета «введены в заблуждение своей культурой», и то, что они продолжают носиться с «осколками веры и обрывками библейской фразеологии», лишь усиливает их мучения, поэтому все религиозные символы, перечисленные выше означают лишь то, что автор считает веру напрасной. В этой связи важно упомянуть, что герои ведут себя, как клоуны. Они выглядят жалко и комично, с них сваливается одежда, им мала обувь, они постоянно попадают в нелепые ситуации. Это становится очевидно, если посмотреть спектакль. Значит, автор находит верующих трагически смешными, так как не высмеивает их, а вызывает к ним сочувствие.

Основные символы в пьесе «В ожидании Годо». Кто такой Годо?

— Дорога и Дерево. Дорога означает движение, динамику, вечный путь, а дерево – статику. Это непреодолимое противоречие жизни, заложенное и в названии. Кто же такой Годо? «Go — dot» (в русском варианте окончание не произносится и не пишется) переводится, как «иди» «точка». То есть, противостояние движения и статики – ключ к смыслу пьесы. Все мы ждем чего-то или кого-то, жизнь проходит в ожидании. У каждого из нас свой Годо, своя мечта, но желания человеческие противоречивы, как и сами люди. Они хотят одного, но за эти кроется совершенно иное. Герои Беккета хотят измениться, но ничего не делают. Хотят, что бы гора сама пришла к Магомету, а не наоборот. Никто из них не идет к Годо, хотя сами они только и ждут, чтобы он пришел. Иди и … точка. Слово не выходит за рамки слова, не приводит к действию.

Ботинки. Эстрагон сравнивает себя с Христом, ему малы ботинки, но следующие велики, то есть у него кризис среднего возраста, возраст Христа. Поэтому его и тянет к суициду.

Ожидание Годо – бессмысленная вера в бога, который не придет, зато обещает с три короба. Мальчики – блаженные его посланники, которые развиты на уровне ребенка. Один из них даже пострадал, то есть свихнулся. Так, в пьесе «Конец игры» всего четыре действующих лица, которые сидят в пустой комнате в ожидании конца света. В «Последней ленте Крэппа» количество персонажей сводится к одному, а сценическое действие заключается в прослушивании неким стариком своих собственных монологов, записанных тридцать лет назад на магнитофон.

Герои Беккета пытаются найти, разглядеть знаки на дереве, на небе, в шляпе, в башмаках, вытряхнуть из них какое-то свидетельство, знамение. Но приходят к выводу, что «ничего не поделаешь»: надо смиренно ждать.

Так же вы можете прочитать Анализ пьесы «В ожидании Годо»

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *