Поздняя лирика Сергея Есенина. Анализ стихотворения «Письмо к матери»

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».
С.Есенин «Гой ты, Русь, моя родная…”

Великий романтик и хулиган из местечка Константиново в Рязанской области всегда испытывал особые чувства к родному краю, как бы далеко не забрасывала его судьба. Крестьянская семья и взросление среди деревенского быта навсегда вселили в будущего классика народный дух. Но среди тополей, берёз и апрельских вечеров выше всех стоит образ матери, бессмертный образ ангела-хранителя, принимавшего его любым. В последствии долгой разлуки — в это время в стихотворениях поэта мама появлялась лишь как воспоминание из детства, — Есенин решает приехать к ней, написав перед самым отъездом своеобразную исповедь — «Письмо к матери».

«Ты жива еще, моя старушка? Жив и я. Привет тебе, привет!” — мягкое, доброе, слегка наивное начало показывает нам ощущение вины автора, который осознаёт свои безвозвратные перемены. Его признание среди читателей граничит со славой дебошира и пьяницы, и даже в зрелом возрасте более всего он боится разочаровать самого близкого человека. «Ничего, родная! Успокойся. Это только тягостная бредь. Не такой уж горький я пропойца, чтоб, тебя не видя, умереть.» Есенин понимает, что матери не столь важны его литературные достижения, а вот её надежды на то, что сын станет правильным и порядочным человеком, он не оправдал. Но лирический герой уверен, сохранив ребяческую лёгкость вопреки всем жизненным невзгодам, что мама поймёт и простит. «О, как мне дороги все те проказы, когда, у матери стянув краюху хлеба, кусали мы с тобой ее по разу, ни капельки друг — другом не погребав» — пишет романтик в другом своём стихотворении «Исповедь хулигана». Та же исповедь, обращённая к родному селу, родным людям. Имея такую крепкую связь со своими корнями, тяжелее всего осознавать, что городской, богемный образ жизни изменил поэта раз и навсегда, он больше не сможет воссоединиться с семьёй и зажить непосредственной деревенской жизнью. К слову, Есенин к этому и не стремится: “Не буди того, что отмечалось, не волнуй того, что не сбылось, слишком раннюю утрату и усталость испытать мне в жизни привелось» — рок преждевременной усталости от жизни лежал на многих творцах того времени и лирический герой не был исключением. Устал, перегорел — «кто сгорел, того не подожжешь», — многочисленные романы, приключения и безудержные кутежи нанесли удары картечью по нежной душе поэта, оголённой перед чувствами и впечатлениями. Не прося помощи, он мечтает лишь о временном пристанище, тепле и передышке. Эта работа доказывает, что самые сильные и независимые, но выжатые до отказа люди стремятся только в одно место — в родной дом, чтобы подлечить раны и набраться твердости нести свое бремя дальше.

«Ты одна мне помощь и отрада, ты одна мне несказанный свет» — вопреки представлениям о слабости женского пола, она и пристанище, и опора в трудную минуту. Начиная с ласковых и успокаивающих слов, в попытках уберечь мать от его невзгод, к концу Сергей Есенин понимает тщетность этой скрытности и позволяет себе признаться в незавидности его состояния, ведь ни перед кем больше он не сможет так раскрыться (не учитывая читателей, которым повезло стать вторым доверительным фронтом поэта). Зная его дальнейшую судьбу, мы можем понять, что приезд к матери в 1924 году был последним. Он был нужен ему, чтобы увидеть, как мама примет любое его решение и поступок. Но как она приняла смерть своего «хулигана» в декабре 1925 года, остаётся только догадываться. А образ Татьяны Есениной как тоскующей старушки «в старомодном ветxом шушуне» будет вечен…

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *