Новый роман во французской литературе

Что такое «Новый роман» или «Антироман»?

Новый роман – это, пожалуй, самая специфическая вариация постмодернистской книги. Второе его наименование – антироман, и оно говорит о его сущности уже конкретнее: нечто, противопоставляющее себя классической прозе. Это слово напоминает агонию модернизма антидраму (что это такое), и не зря, ведь оба явления тесно связаны преступными узами,  которые роднят только подельников: эти двое убили классическую литературу.

Как антироман погубил то разумное, доброе и вечное, что складывалось столетиями и считалось незыблемым оплотом человеческой цивилизации? Все просто: он извратил литературу до неузнаваемости, перевернув все каноны, казавшиеся сакральными. Авторы нового романа сочли, что практика традиционного романа исчерпана, поэтому ему нужно пройти обряд очищения, то есть полного разрушения основ, к которым читатель привязан, как к собственной постели. Ему (читателю) ничего не мешает спать за чтением любимых книг. Чтобы выжить и выжать из публики все необходимые эмоции, писателю нужно изобрести новые принципы повествования. Как? Ну, к примеру, убрать из романа…героя.

Его не то чтобы надо совсем убрать, но хотя бы отвлечь от него внимание. Герой приелся, все его типы уже давно изобретены и исследованы, его надо бы чем-то заменить. Например, вещами. Многие авторы прославились тем, что блестяще показывали человеческий характер через призму его вещественного мира (например, Густав Флобер в романе «Госпожа Бовари»,  о чем роман). А что, если поменять их местами? То есть, вытеснить описание поступков описанием предметов? Такого ведь еще не было.

Главная идея антиромана —  поменять местами человека и его вещи, описать то, что столетиями описывало нас с вами. Наш век идеально подходит для этого, ведь мы же стали обществом потребления, и наши предметы говорят о нас больше, чем мы сами, так как наши мысли заняты уже не самоанализом, а предметами. Смысл нашей жизни сводится к потреблению, ибо это новая версия простецкого гедонизма без затей. Прелесть очередной покупки перекрывает даже ненависть к рутинной работе, разве не так?

В новом романе нет героя, сюжета и комментария автора, который оправдывает все это нагромождение вещественных улик против него. Он себя виноватым не считает, в вот вы непременно с ним не согласитесь, если возьметесь за «Жизнь. Способ потребления» Перека .(самый красноречивый пример антиромана) будучи ярым поклонником Бальзака. В антиромане вы найдете мастерски описанные предметы, закономерности расположения которых кое-как объясняют персонажи, ими владеющие.

Если проводить аналогию с живописью, новый роман – это абстракционизм. Раньше художник показывал мир, привязанный к человеку: природа, убитая им – натюрморт; солнце, нарисованное им, создает романтическую атмосферу; гроза и буря, увиденные им, отражают его внутреннее состояние и т.д. Что мы видим на картинах абстракционистов? Цвет ради цвета и квадрат для квадрата. Так и в антиромане наблюдается гипертекст (А что такое гипертекст? Это описание ради описания).

Стиль нового романа – текст, избавленный от метафоры. Стол, в конце концов, — это просто объект, никак не связанный с человеком. За ним не скрывается образ, не надо искать за столом  или под столом беднягу Собакевича. В антиромане изображена бесстрастная инвентаризация пространства и … все. Так говорят новые романисты, но на самом деле они лукавят: человеческое присутствие есть, и оно играет в тексте не последнюю роль. Читатель, который привык следить за героями, наверняка заметит, что вещи в таком объеме опять-таки служат человеческой сущности,  проявляя ее на бумаге.  В антиромане, конечно, нет автора и его позиции (он отстраненно излагает суть без мыслей, эмоций и расстановки акцентов), нет интриги и нарратива, но мы, люди, все же не покидаем его. Все вышеперечисленного можно отнести к признакам нового романа.

Когда появился антироман? Появление антиромана приходится на вторую половину 20 века, ярче всего это явление проявило себя во Франции.

Кто создал новый роман? Нельзя сказать определенно, но многие исследователи считают его родоначальницей Натали Саррот, ее роман «Портрет неизвестного» Жан Поль Сартр в 1948 году впервые назвал антироманом.

Главная особенность этого жанра в том, что детализированное описание вещей монотонно и циклично.

Причины появления антиромана и разрушения традиционной литературы. Философия нового романа «Французский постструктурализм»

Новый роман был вдохновлен философской концепцией, которую называют «Французский постструктурализм». Постструктурализм можно охарактеризовать отрицанием непреложности любых позитивных знаний, а также отрицанием попыток рационального обоснования действительности, и, прежде всего, культуры. Столь же категорично постструктуралисты относятся к культу «роста», или «прогресса» в области науки и техники и к проблеме социально-исторического развития. То есть, они отрицают саму возможность какой-либо теории и пропагандируют скептическое отношение к догматичной и односторонней картине мира, общепринятой и общеизвестной. Они не то чтобы совсем не принимают ее, они в ней сомневаются.

На литературе эта заумь отразилась следующим образом: автор термина Ролан Барт (так же, как и его многочисленные единомышленники) выступил с критикой языка, говоря о его деградации. Он пояснил, что оскудение языка напрямую влияет как на культуру в целом, так и на природу человеческих отношений, которая извращается под действием трупного яда наших великих и могучих. Именно поэтому изящная словесность стала своеобразным полигоном, где мыслители начали тестировать свои методы борьбы с разрушением слова. Этот феномен объясняется еще и тем обстоятельством, что многие сторонники постструктурализма – литературоведы или писатели. Их вопрос языка волнует в первую очередь, согласитесь.

В чем смысл антиромана?

Своими романами-манифестами авторы хотели сказать, что мир, как метафора человека, больше не представляет интереса. Из-за такого нелепого тождества мы заблуждаемся на его счет. Дело в том, что мир сам по себе, и он прекрасен. Однако когда мы связываем его с человеком, то переносим на него свои черты, порой жуткие и отталкивающие. Но если кто и уродлив, так это человеческие отношения, но никак не окружающий мир, будь он вещественным или природным.

Разумеется, многим антироман не понравится. И это нормально, ведь никакой пищи для размышлений он не дает, как и морали, уроков, примеров и прочего. Однако есть и плюсы, которых не найти в традиционной литературе. Чтение похоже на медитацию, и это легкое ощущение скольжения по тексту может завораживать и пленять. Кроме того, новый роман реализует актуальную антиутопическую идею, заключающуюся в том, что теперь не мы используем вещи, а они нас. Ради их приобретения мы гробим здоровье, время, силы и мечты. Мы самовыражаемся, измеряемся и существуем в вещах. Предметы – показатели нашего статуса и веса в обществе, поэтому они стали незаменимым мерилом нужности и важности человека в масштабах планеты. Если вы тоже это заметили, добро пожаловать в необитаемые миры нового романа.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *