Философская проблематика в поэме «Ворон»

Знаменитый журналист и писатель Эдгар Алан По в 1845 году пережил тяжелое испытание: умерла его любимая жена Вирджиния Клемм. В то же время он остается без работы и совсем разочаровывается в жизни. Свои переживания и ощущения автор выражает с помощью пера и бумаги, написав мрачную и безысходную поэму «Ворон», которой было суждено стать самой известной его работой.  До сих пор гениальное произведение не могут полностью разобрать и проанализировать: находятся все новые и новые интерпретации, подтексты и смыслы, заложенные поэтом. Его личные страдания превратились в общественные, ибо многие студенты вынуждены подробно изучать «Ворона», чтобы получить свои баллы и забыть о его существовании. Им в помощь написан сей скромный труд.

Философия в поэме «Ворон». Рациональное и нерациональное в сознании героя

Для героя смерть – нечто фатальное, беспросветное, как мгла неизвестности. Ощущения рассказчика искажены болью утраты. В порыве самоистязания он принимает птицу за сверхъестественную силу, дьявольского вестника, инфернальное явление и получает острый приступ отчаянья. Иными словами, получает желаемое: такое ощущение, что герой находит в своей безысходности удовлетворение или даже удовольствие. После смерти Линор он не может жить и наслаждаться, как прежде. Судя по всему, затворник, который так испугался вторжения, чувствует вину перед возлюбленной и необъяснимое отчуждение от окружающего  мира, страх соприкосновения с ним. Многие задаются вопросом: может, герой поэмы «Ворон» сам убил Линор? Если так, то вполне объяснимы его мазохистская тяга к страданию и стремление к одиночеству. Он искупает свою вину, усиливая тоску и растравляя рану, ведь сознательно не ищет покоя, не хочет забыть тягостные думы, сидит в пристанище их любви и будит болезненные воспоминания. Если он невиновен и просто очень болезненно переживает потерю, то его странное поведение можно объяснить помутнением рассудка на фоне личной трагедии. Он не хочет жизни, отрицает ее, ведь лишился самого дорого человека. Смысла в благополучии без Линор нет, поэтому герой, как монах в ските: отрекается от мира и заточает себя наедине с мыслями, но не о Боге, а об ушедшей в небытие возлюбленной.

Изолированное помещение в «Вороне» – модель сознания героя. Поскольку поэма написана в духе романтизма, можно сказать, что за основу мироощущения героя автор взял субъективный идеализмфилософию, в соответствии с которой окружающий мир – продукт ощущений субъекта. Для рассказчика ничего не существует, кроме этой закрытой комнаты – воплощения воспоминаний и боли утраты. Перед нами типичный солипсизм (философская позиция, характеризующаяся признанием собственного индивидуального сознания в качестве единственной и несомненной реальности и отрицанием объективной реальности): человек замыкается в себе и своем горе. В его повторяющихся восклицаниях читатель слышит сомнение в самой возможности существования гостей. Он не верит в то, что может быть птица, которая все лишь влетела в окно. У него есть ощущение погоды за пределами его мира, смутная тревога и боязнь выйти в этот ураган, покинуть свой кров. Непогода – тоже продукт его ощущений после смерти Линор. Все стало для него враждебной и мрачной картиной бытия, ведь чувствует он только отчаянье. Оно в поэме приобретает форму урагана: мир рушится для героя. Реальность (обученный ворон) быстро уступает иллюзии, исчезает птица – появляется дьявол. Реален для рассказчика только вестник с того света. Субъективный идеалист сам определяет действительность.    

Осталось разобраться, почему прилетел ворон? Ворон — символ смерти в мировой культуре. Эта птица — падальщик, завсегдатай кладбищ и поля брани. Поэтому в религиозном сознании он связан с дьяволом и инфернальными силами. Кроме того, карканье идеально подходит для произношения рефрена «Nevermore». В конце концов, бедному рассказчику могло показаться, что ворон разговаривает: уж очень похожи звуки.

Соотношение реального и нереального в поэме «Ворон»

Что реально, что нереально — это неразрешимый вопрос. Ответ на него зависит от восприятия читателя. Автор этого текста считает: трагедия в том, что герой немножечко спятил наедине с собой, и даже если сам дьявол придет, ему (рассказчику) не убежать от себя. Именно его фантазия превратила ворона в вестника смерти. Дня него реальны только страдания, ими он живет и умрет, вероятно, от них же. Интерпретация первична, а факт вторичен: что бы не влетело в окно, он все заполонит болью. Понимая, что ворон не знает других слов, герой нарочно задает самые печальные вопросы, дабы получить желаемый ответ и помучаться вдоволь. Птица ничего не предсказывает ему, он все делает за нее.

Герой мыслит аффективно. Рациональный вариант приходит на ум, но рассказчик не хочет узнать, что за ворон, почему он говорит и т.д. Ему интересно заняться самоистязанием. Перед читателем предстает не любознательный Робинзон Крузо, который бы эту бедную птичку наизнанку вывернул, а романтический герой, который верит в предзнаменования, магию и потусторонние силы. Вполне возможно, если мы представляем вместо комнаты вместилище солипсизма, и ворона то не существует – это порождение его воображения, внутренний голос, что говорит о безнадежности смерти. Он предается суеверию, как молитве, и верит в дьявольскую силу, как в господа, чтобы разувериться в надежде.

Для героя, как и для автора, ворон ирреален. Он – порождение комнаты, в которой рассказчик останется до победного. Наверное, в своем сознании Эдгар По был так же мучительно одинок, как человек в закрытой комнате. Впрочем, в той же мере одиноки все мы.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *