Зимняя АнтиУтопия Луперкаля

 «Я ни в коем случае не мню себя вождём или поэтом, который «глаголом жгет сердца» и подталкивает стадо к нужному направлению. Но всё же есть люди, которые пишут о том, что после треков они задумались. Кто-то бросил пить или курить. Меня, конечно, удивляет, что люди способны на такие поступки после прослушивания каких-то треков, но если это кому-то и вправду помогает стать лучше, значит то, что я делаю, уже не напрасно. Но это скорее приятный побочный эффект, нежели самоцель» Денис Луперкаль (из интервью в журнале «Дистопия»)

Если уж вы зашли сюда, мы не оставляем надежду, что вы тоже из тех задумчивых, что способны на поступки и осознание треков Луперкаля, Horus, Carberth и Марка, которые в один голос замечают: «Для меня скорее это больше поэзия, хотя это дико пафосно звучит». Поэтому вам, вероятно, будет интересно взглянуть на попытку декодинга трека из самого зимнего поэтического и полифонического микстейпа прошлого года. Зима, вопреки мрачным прогнозам, отдаляется, но «Зимородок» по-прежнему обитает в наших плейлистах, а не в красной книге. Мы разберем трек «Ау», который отлично передает атмосферу всего микстейпа.

обложка альбома Зимородок

Мы не претендуем на лавры Фомы Аквинского, наше толкование можно и нужно подвергнуть критике, раз уж «в этом несовершенном мире есть прекрасная возможность д@Eъаться даже до фонарного столба» (с) Луперкаль.

«Некоторые мои вещи понять в принципе невозможно, потому как они привязаны к личным воспоминаниям и делались в первую очередь для себя самого. Так что определённые слова можно очень по-разному истолковать — что тут поделать. Я не сторонник того, чтобы всё разжевать, положить в рот и помочь проглотить. Конечно, я порой наталкиваюсь на примеры очень своеобразного толкования моих слов. Ну, что тут сделаешь, назовем это издержками выбранного стиля. Не вижу в этом ничего страшного» Денис Луперкаль (из интервью в журнале «Дистопия»)

Кто он: Луперкаль, Horus, или оба они — проект Увечье?

Алексей имеет множество псевдонимов, однако вышеперечисленные и вовсе зажили собственной жизнью. Некоторые люди пребывают в уверенности, что это  Horus и Луперкаль – это разные исполнители, находящиеся в коллаборации друг с другом. Однако знатоки вселенной Warhammer 40K не дадут соврать, что эти никнеймы принадлежат одному и тому же персонажу из компьютерной игры.

Хорус Луперкаль

Таким образом, все эти ребята до некоторого времени действительно пребывали в группе «Проект Увечье», но коллектив распался, а его единственный постоянный (но многоликий) участник продолжил музыкальную карьеру сольно.

Разницу между этими персонажами Алексей объясняет так: «Если Проект Увечье — это о внешнем, то Horus — о внутреннем, о самокопании». То есть, акцент смещается в сторону лирических композиций, а не социальной проблематики, плотно укатанной в выразительный флоу.

Разбор трека «Ау»

Автор описывает мрачный и хищный городской пейзаж, где «вгрызались в небо клыки высоток», а человека сплющивали «серая плоскость небес» и «минное поле чудес под ногами». В домах нет ничего, кроме оружия, наркотиков, алкоголя и алчности. «Мы ощущаем этот груз» вездесущей агрессии и жадности, однако лирический герой воспринимает происходящее, как ликбез, то есть жизненный урок. Он – воплощение спокойного стоицизма автора, которому остается только изобретать «новый способ пребывать во вне». Стоицизм – это жизненное кредо, стоики полагают, что человек должен мужественно переносить все тяготы и не растравливать душу понапрасну, растрачивая эмоции. Нужно относиться к абсурдному и жестокому бытию сдержано и хладнокровно. Так и лирический герой рассуждает, а не обличает, говоря о жадном урбанистическом аде: «Не будешь сыт духовной пищей, но там — каждый второй буквально нищий. Я нарекаю это каноничным днищем». Каноничное – это нечто закономерное, эталонное, общепринятое и всем известное. Автор дает понять, что такое положение дел и тел естественно среди нищих и голодных людей, которые должны ежесекундно заботиться о хлебе насущном, иначе им не выжить. И едва ли от них можно требовать тонких душевных организаций и высоких порывов души.

Но верю, сука, Рубикон не пройден.
Общество выберет…
Ты будешь по приколу против?

В этих строках автор делает отсылку к треку Мирона Федорова «Накануне», где Марк говорит о предстоящей революции в Горгороде: «Рубикон перейден, срок истек. Ты прочтешь обо всем в новостях». Луперкаль же пишет про реальный мир, где люди еще не готовы к перевороту. Общество само выбирает свою судьбу, так как власть – лишь отражение его состояния и менталитета. Быть в таком обществе белой вороной, готовой к переменам и всему, кроме голодовки, — всего лишь прикол, так как реально этот «протест» ничего не даст. Да, революция совершается инициативным меньшинством, но большинство должно быть к ней готово. Свою мысль автор подкрепляет словами: «Сказки для черни — вот, что любит челядь». Пока пипл с готовностью хавает все, что дают, его с мертвой точки не сдвинешь. Но, опять же, как ему не хавать, если живет в впроголодь?

Мир привлекателен и мил, как лошадиный череп.
Холодный мир, что проиграл в той — холодной войне.

Мир проиграл в Холодной войне (противостоянии СССР и США во второй половине 20в), то есть каждый из нас живет гонкой вооружений и дышит ненавистью к тому, кто подальше, чтобы хоть с кем-то быть ближе. Мы умеем дружить только против кого-то, так как нам навязали такое понимание мира на грани войны. Вот, почему проиграли все. Социальные последствия конфликта оказались намного страшнее политических.

Для таких вот милитаризированных людей эстетика смерти близка и понятна, поэтому череп кажется им привлекательным. Вспоминается «Песня о Вещем Олеге», где воинственный князь приходит поглядеть на кости своего боевого коня, а из них выползает змея и убивает его. Так и в каждом нашем ратном подвиге скрыта потенциальная смерть, которая поражает исподволь, как невидимый враг.

Защититься от всего этого автор призывает в себе: «Давай сбежим в просторы Внутренней Монголии?». Однако тут же одергивает себя, предугадывая непонимающий взгляд слушателя, который не доверяет красивым словам, ведь они не имеют под собой основательности действия. Он согласен, ведь эти слова будут повторяться бесконечно, так как наша система, как бог жадности Молох: ей вечно мало человечины. Без этого удобрения она не сможет существовать, как государства Оруэлла. Перманентная война и взаимная ненависть сколачивают нас всех в единый народ и не дают нам разбежаться по миру.

В припеве автор просит солнце согреть его холодный край, где лету снова не продлили визу. Чем дальше, тем больше песня обрастает национальным колоритом. В России лето действительно напоминает туриста, отпуск которого слишком скоро подходит к концу. Такое ощущение, что обособленное и закрытое существование нашей страны наложило свой отпечаток и на климат.

Суровые условия отразились на наших людях: «Мы — плоть от плоти этих зим». Эта атмосфера, навеваемая местом, дорога сердцу лирического героя, он просит делать все, что угодно, но только не отнимать у него это настроение (вайб на молодежном жаргоне). Фраза «веем холодом» — это цитата из интервью Нойз МС, где артист неприязненно отозвался о творчестве Луперкаля: «Самое обломное и страшное, что там появляются вещи, круто сделанные. Проект Увечье, например. На меня веет холодом от этих записей, я очень расстроен, что это вообще существует, — говорит Noize MC в интервью популярному изданию “Афиша”.

 

В этот черный день, когда проблемы скрутят бечевой,
По двору опять скитался ветер, будто нищий вор.
«Что же делать?» — сотни лет здесь вопрос ключевой.
Просто помолиться: «Спасибо за ничего!»

Во втором куплете мрачный пейзаж подбирает выразительные детали: ветер в порыве подбрасывает легкий мусор и действительно напоминает нищего вора – образа, до боли характерного для «нищей России» Есенина: здесь у людей даже воровать нечего. Вслед за Чернышевским автор задается вопросом: «Что делать?» —  и саркастически замечает, что пустые мольбы – простой способ вновь воссоздать иллюзию деятельности.

Далее он в той же манере говорит, что выбора нет, упоминая известный элемент уголовного арго, загадку про два стула: «Есть два стула: на одном пики точены, на другом х&и дро4ены, на какой сядешь, на какой мать посадишь?». Вообще даже правильный ответ существует: «Возьму пики точены, срублю х^и дро4ены, сам сяду и мать посажу». Однако если пики и х@и не трогать, выбора не останется. За такое оригинальное чувство юмора автор благодарит писателей Фердинанда Селина (французский писатель антисемит) и Эмиля Чорана (франко-румынский автор пессимистической философской эссеистики). Обоих можно охарактеризовать, как гениев, злых по отношению к роду человеческому.

О своем «чопорном» (высокомерном, надменном) слоге автор тоже отзывается отстраненно: «Ниче так» — и сразу же аргументирует: «Эффект кумулятивный (усиление действия взрыва путём его концентрации в заданном направлении, ред.), когда он с битом качевым прямо в башню». Что ж, нам возразить нечего, особенно, когда реп становится вдохновенным творческим процессом, сравнимым с живописью: «В глазницах загоралось пламя, я писал полотна». Кстати, сам Алексей зарабатывает на хлеб насущный будучи дизайнером. Он нарисовал многие знакомые нам обложки.

В этом треке есть еще одна отсылка к творчеству Мирона: «Был голодным MC, съел других и остался голодным», а в песне «Признаки жизни» автор писал: «Был голодным MC, съел других и стал прожорливым».  Возможно, Луперкаль, сравнивая себя с Окси, хотел указать на их существенное различие: оба пишут сложные, осмысленные, витиеватые тексты, однако одного удовлетворяет и насыщает хождение по трупам, а другого – нет. Один на виду, ведь у него аппетит разыгрался, славы и успеха хочется все больше и больше, а другой намеренно остается в тени, так как съедение МС, доминирование над ними, которое так легко дается за отсутствием жесткой конкуренции, не насыщают его, не дают отрады.

Вооружен фигой в кармане и камнем за пазухой.
Послание для тех, с кем одним миром мазаны!
Застыну, как привязанный. Блокнот измучал.
Сев писать куплет — зима, ты снова довела до ручки!

Лирический герой именно вооружен фигой в кармане: никто не может дергать его за ниточки материальной зависимости. Он не делает реп ради денег, он просто пишет обращения для единомышленников. Далее следует двустишие о муках творчества, где обыгрывается фразеологизм «довела до ручки». С одной стороны, остается в силе типичное значение «довела до крайней степени падения» (выражение вошло в обиход давно, когда популярной ярморочной сладостью был крендель. Та часть, за которую ее держали, называлась ручкой. Ее обычно выбрасывали, а поднимали ее только нищие опустившиеся люди). С другой, здесь имеется в виду, что зима стимулирует творческий процесс.

«Ау», наверное, можно расшифровать как «антиутопия», которая сбылась. Именно такими нас не хотели видеть предки, именно такой зловещий урбанистический пейзаж они предсказывали в книгах вышеупомянутого жанра. Как бы там ни было, трек заряжает настроением всего микстейпа с первых минут прослушивания, не зря он стоит на первом месте. Каждая тема, затронутая в этой композиции, получит свое продолжение в следующих, поэтому их тоже стоит пропустить через себя, более или менее тщетно пытаясь понять талантливого автора.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

комментария 2

  1. raktor:

    Пассаж про «веем холодом» становится нашим девизом» скорее берёт свои истоки отсюда:
    «Самое обломное и страшное, что там появляются вещи, круто сделанные. Проект Увечье, например. На меня веет холодом от этих записей, я очень расстроен, что это вообще существует, — говорит Noize MC в интервью популярному изданию “Афиша”.
    А не из ПЛиО, где такой фразы и не было, в общем-то.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *