Жизнь насекомых или фантасмагория человеческих образов

Конечно, грустно, что наша жизнь в мировоззрении русского автора сравнима разве что с куском говна, но более подходящего описания для зажеванного орбита дней не сыщешь, когда кругом все та же рутинная, перегародышащая тоска…

Роман Пелевина «Жизнь насекомых» — это совокупность перелинкованных историй о бытие «тварей дрожащих», которые побудили многих читателей зажать носы и презрительно фыркнуть. В отношении их существований и сущностей автор применил безжалостный постмодернистский прием – бурлеск, и сравнил их с мельтешением насекомого, бесцельно слоняющегося в поисках пищи. На страницах вероломной книги все мы в одночасье переодеваемся в костюмы комаров, мух и тараканов, и катим свои навозные шары в неизвестность. Метафора распространяется до тех пор, пока мы в ужасе не отпрянем от чтива. Все-таки есть страх превращения по рецепту Кафки. Но его приемник пошел дальше и превратил весь мир в обиталище жуков, мотыльков и прочих выходцев из естественной среды, поэтому никто не заметил подмены.

На протяжении всего романа герои воплощают разные типажи людей, судеб и целей, которыми мы выстилаем дорогу своему кому сами знаете, чего. Многих из них смачно убивает случай, но жизнь насекомых идет своим чередом, не прерываясь на сантименты. Поскольку книга была написана в 1993 году, многие находят утешение в том, что Пелевин имел в виду человеческие разновидности 90-х годов, а сейчас – другое дело. Но не тут-то было, персонажи и их кластеризация актуальны в любое время и в любом месте, так как сформированы под воздействием изучения глубинных и неизбывных поведенческих факторов особей нашего вида. Например, та же муравьиная самка Марина, которая подъела останки своего друга. Дама представляет собой типичную «бабу» средних лет, которая «сожрет» (или без кавычек?) любого, кто покусится на ее продовольственные запасы или место в очереди за ними. Ее главной жертвой периодически выступает сломленный супруг, чьим подобием в произведении выступил Николай, трагически съеденный героиней. Таким образом, повествование ведет нас к выводу, что весь мир – борьба, и люди в нем – коммивояжёры из воображения Кафки. Кем бы ты ни был, что бы ты ни делал, из жадных звеньев пищевой цепи не выберешься.

Однако не все так мрачно. Тело с рождения узнает изгиб жернова, но дух через эволюцию может вознестись над суетой производства. Так, Митя и Дима (его альтер-эго) проводят дни не в поисках пищи, а в размышлениях о сути бытия. В итоге, став светлячком, главный герой символично сбрасывает навозный шар с обрыва, находя себе предназначение – разрезать своим светом тот мрак, где мухи летят к говну, а мотыльки – к пламени. В этом и есть спасение от духовных невозможностей, сложившихся под влиянием глобальных социальных катаклизмов. Ну а все остальные персонажи выражают необратимость превращения духовно обедневшего человека в насекомого с характерными особенностями и рефлексами.

Прелесть самого процесса чтения этих историй заключается в том, что автор наделен обостренным чувством обреченного юмора, юмора висельников, который так дорог русскому сердцу. Пастиш и гротеск в книге радуют изощренный замыленный глаз современного читателя. Единственное условие, при котором не стоит приобщаться к этому прекрасному образчику постмодернистской литературы, это отсутствие самоиронии вкупе с ханжеством.

 

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *