Вкусовая палитра прозы Хэмингуэя

Пару недель назад на глаза группе туристов (в том числе и мне) попался ресторан с говорящим названием “Хемингуэй”. Пройти мимо этого заведения было невозможно, поэтому через пару минут мы сидели за столом и держали в руках внушительных размеров меню. Ассортимент блюд был невелик, и единственное, что привлекало внимание – это подписи на каждой странице. К примеру, “Старик и море” в рыбном отделе или же “Праздник, который всегда с тобой” в винном. Действительно, неплохая идея систематизировать творчество великого писателя, разделив его на, так называемые, блоки так же, как и ресторанный критик систематизирует гастрономические произведения.

Предположим, супы, салаты, горячее или десерты можно было бы заменить правдивостью, конкретностью, искренностью – принципами, которым следовал Хемингуэй. Пояснение к “блюду” — правдивость, например, было бы таким: автор создает образ, взяв за главный ингредиент свое воображение, добавляет щепотку конкретных деталей и получает абсолютную достоверность описываемых событий. Подобное сочетание можно увидеть в “Старике и море”: наряду с мальчиком Манолином и стариком Сантьяго существует гигантская рыба, в реальности которой мало кто сомневается. “Блюдо”  — конкретность, оно подкреплялось бы следующими сведениями: описываемая действительность изложена с точностью до мельчайших подробностей, она создает художественный образ, позволяя уловить эмоциональные нотки, исходящие от автора. Примерами этого “блюда” могут послужить подробное донесение Роберта Джордана генералу Гольцу, предупреждающее об осведомленности противника в подготовке к наступлению, в романе “По ком звонит колокол” и описание сражения между итальянцами и австрийцами и пункта первой помощи, куда привозят раненного Генри в произведении “Прощай, оружие!”. Немаловажным является и то, что каждое предложение, фраза, словосочетание Хемингуэя содержат в себе скрытый подтекст, который все время, будто маячок, “цепляет” внимание читателей и не дает себя забыть.

Нельзя забывать и “изюминку” Эрнеста Хемингуэя, без которой не обойдется ни одно изысканное “блюдо”, — так называемый “телеграфный стиль”, преподносящийся с такими вкусовыми оттенками как лаконичность, точность и сдержанность языка. Несмотря на некое послевкусие холодности автора, его произведения пропитаны чувствами сострадания, любви и пылкости. Это подтверждают поцелуй Кэтрин (после данной ею же пощечине Генри), внезапно вспыхнувшее чувство между Робертом и Марией, пролитые слезы Манолина над израненными руками Сантьяго, проснувшаяся в Роберте любовь к народу Испании и не безразличие к судьбе этой страны, спокойствие, которое ощущает Генри при встрече с Кэтрин.

В творчестве американского писателя 20 века можно найти бесконечное множество вкусовых оттенков, и именно эта богатая палитра (исключительная и отличная от других) создает своеобразие стиля Эрнеста Хемингуэя.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *