Циничен без вранья. Анатолий Мариенгоф

В начале 20 века Анатолий Мариенгоф был уже известен как основатель нового литературного направления «имажинизм». Помимо стихов и его увлечений новаторскими идеями в развитии литературы, Мариенгоф пробовал себя в прозе. В 1928 году был написан первый художественный роман «Циники». Как известно, роман был напечатан сначала за границей, а потом (спустя несколько десятилетий) был разрешен в СССР. «Циники» произвели беспрецедентный фурор в советском обществе. Не только обыватели Советского Союза были поражены крамольностью мыслей и тонкой ироничностью Мариенгофа. Не менее скандальный поэт Иосиф Бродский так отозвался о «Циниках»: «Одно из самых новаторских произведений в русской литературе века, как по своему стилю, так и по структуре».

Анализ романа Мариенгофа «Циники»

Роман был, безусловно, шокирующе откровенным, революционным и весьма оригинальным в манере написания. Сюжетная линия построена на любовных отношениях одной циничной пары в Советской России  1918-1924 годов. Что удивительно, на протяжении всего романа постоянно перекликаются две сюжетные линии: любовь, отношения и страсть Владимира к саркастичной и неблагоразумной Ольге и новостные заметки, связанные с революционным и военным положением в стране. Мариенгоф пытается сделать акцент на чудовищности действующей пенитенциарной системы государства и сильном воздействии издержек революции на жизнь простых, но испорченных появившемся  цинизмом людей. Главные герои переживают каламбурную, чудаковатую жизнь в обрамлении событий хроники того времени.

Конфликт жизни главных героев с жизнью народа — это конфликт индивидуалистского, аполитичного и скептического исторического сознания с ориентированным на будущее сознанием коллективным. Это столкновение исторических документов, хроник с современными газетными текстами в речи рассказчика: противоречие буржуазной роскоши и бедственного положения в стране, контраст обедов в лучших ресторанах и каннибализма на улицах Москвы.  Герои-циники Мариенгофа — «пензенский кавалер», консервативный историк Владимир Васильевич и его жена, конформистка-сладкоежка Ольга Константиновна — не существуют без столкновения с внешней действительностью. Их самоидентификация предполагает противоречие, столкновение с окружающим миром. Их цинизм определяется этой неизбежной оппозиционностью. Их существование подразумевает конфликт.

Как же повлияла революция и НЭП на жизнь Ольги и Владимира? Будучи праздными интеллигентами, они с трудом приспосабливаются к новому положению вещей. Ольга переживает, что в Москве нельзя будет достать французской краски для губ, ведь чтобы жить сносно по-буржуйски, необходимо сдавать бриллианты в ломбард… А тем временем «Граждане четвертой категории получают: 1/10 фунта хлеба в день и один фунт картошки в неделю».

Кажется, наших героев не волнует голод крестьян и рабочих. Ольга и Владимир вступают в конфликт с большевиками и коммунизмом, игнорируя политическое коммюнике, говорящее о критической ситуации во внутренней экономике их новоиспеченного коммунистического государства. Равенство, братство, жертвы, голод, уничтожение буржуазии – это всего лишь смена декораций, к которым необходимо приспособиться и с которыми желательно уживаться. Иначе тебя сметёт со сцены «красный» режиссер.

События основной сюжетной линии романа пропитана духом цинизма и едкого сарказма. Наши, не обремененные совестью и нравственными канонами, герои живут параллельно существующим правилам и трагическим событиям. Контраст любовной линии Ольги и Владимира и досадной конъюнктуры политической и экономической обстановки задает всему роману «камертон» имморализма. Герои находят выход в отчаянном оппортунизме. Владимир не может отказать Ольге, когда он надевает женские подштанники с бантиками, чтобы сходить за пуховыми носками, предназначенными в подарок ее любовнику. Большевики отбирают у Владимира стол с целью борьбы с «буржуазными предрассудками».

Тема революции в романе «Циники»

Отношение к революции и личная позиция автора проскальзывают практически на каждой странице. Сергей Васильевич (ярый большевик) устраивает Ольгу на ответственную должность, только потому, что она ничего не умеет делать. Владимир сравнивает аромат революции с запахами из канализации. Большевистская революция — «смена голов», которая пронизывает все произведение рассказом, состоящим из частей, ассоциативно связанных друг с другом. Историк-повествователь Владимир воспринимает этот процесс как некоторый разрушающий переворот. Он подчеркивает, кроме фрагментарности исторического восприятия, погруженность революции в историю русской культуры — то, что большевики не уничтожают культуру старой Руси, а продолжают и повторяют ее. На самом деле, новая культура оказывается не совсем новой, а частичным повторением старой.

Модернизм в творчестве Мариенгофа

«Отраженное существование», бунтарский дендизм и болезненное инакомыслие протагонистов романа Мариенгофа оказываются «не-жизнью». Герои романа живут чужой жизнью. Они носили чужую одежду, одновременно оставаясь безразличными к ее владельцам: «…мы несравненно хуже их. Когда соседи делали глупости — мы потирали руки; когда у них назревала трагедия -мы хихикали…», — но в 1924 году все меняется: «…когда они принялись за дело — нам стало скучно». В этом же процессе повторяющиеся изображения, столь важные для монтажной композиции произведения, теряют свои метафорические значения. Происходит любопытный «демонтаж», как мы обнаружили в случае с описанием глаз героини Ольги: «Ночной ветер машет длинными, призрачными руками, кажется — вот-вот сметет и серую пыль Ольгиных глаз. И ничего не останется, — только голые странные впадины». Мариенгоф не создает в своем романе апологию интеллигентского цинизма. Он, очевидно, интересуется невозможностью сосуществования с миром революции. Он не противопоставляет внешнего мира внутреннему, а описывает их параллельно и разрешает им развиваться по своим собственным законам. Текст, в свою очередь, самоорганизуется по этим законам, и монтажный роман демонтируется в финале, отражая, таким образом, развитие сюжета.

«Циников», безусловно, можно назвать «полярной звездой» советской литературы начала 20 века. Это поражающий своей незыблемой провокационностью  и откровенной циничностью роман без вранья будет еще не один век волновать литературных критиков и восхищать читателей.

Автор: Вероника Зверева

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *