Анализ стихотворения «Имя твое — птица в руке» (М. Цветаева)

Александр Александрович Блок является одной из ключевых фигур в литературном процессе начала двадцатого века. Им восхищались чуть ли не все поэты и прозаики того времени. О нем отзывались как о человеке внеземном, одарённом свыше. Его регулярно упоминали в различных мемуарах и биографиях, ему посвящали не просто стихотворения, а целые поэтические циклы. Одним из таких циклов как раз и является сборник «Стихи к Блоку» Марины Ивановны Цветаевой, открывающийся стихотворением «Имя твоё – птица в руке…».

История создания

Цикл создавался в период с 1916 по 1921 год. Если посмотреть на даты написания каждого из стихотворений, становится ясно, что Цветаева не планировала издавать целый сборник; эта идея возникла уже после смерти Блока. Так, первые работы, вошедшие в цикл, поэтесса пишет весной 1916 года, к этой группе как раз и относится «Имя твоё – птица в руке». Далее работа прерывается на четыре года, и Цветаева вновь обращается к Блоку только в 1920 году в стихотворении «Как слабый луч сквозь черный морок адов…». Это связано с выступлением поэта в Москве 9 мая 1920 года, на котором она присутствовала лично. В 1921 году Блок умирает. Откликом на эту трагедию становятся десять новых стихотворений, ставших итогом цикла.

Жанр и размер

Стихотворение «Имя твоё – птица в руке…» открывает цикл «Стихи к Блоку» и, вопреки распространённому мнению, не является откликом на смерть Блока (напомним: оно написано в 1916 году). Так что совершенно ошибочно считать его своего рода эпитафией.

«Имя твоё – птица в руке…» носит в себе черты послания: лирическое произведение адресовано конкретному человеку (о чём говорит и название стихотворного цикла). Стихотворение является непосредственным откликом на творчество Блока, напрямую выражает отношение Цветаевой к лирике поэта. Также поэтесса регулярно употребляет местоимение «твоё», что как раз характерно для жанра послания.

Однако важно помнить о том, что лирическая героиня выходит за рамки обычного разговора и обращения, стихотворение «Имя твоё – птица в руке…» не предполагает никакого отклика, поэтому относить его к жанру послания можно лишь с рядом оговорок.

Стихотворный размер: четырёхударный дольник.

Композиция

Композиционное деление стихотворения таково: 3 строфы, в каждой по шесть строчек. Первая и третья строфы объединены рефреном «имя твоё»:

Примечательно также и то, как от первой до третьей строфы меняется динамика стихотворения. Если начинается оно с достаточно нейтральных образов (мячик, бубенец и так далее), то завершается образами, содержащими похоронную семантику (стужа век, глубокий сон). Вторая строфа, пожалуй, самая драматичная из всех. Наполненная звуковыми образами (плеск воды, выстрел, гром, щёлканье курка), она резко выделяется на фоне других строф, более статичных, спокойных, почти беззвучных. Будто бы за драматичным выстрелом второй строфы следует печальная развязка, постепенное принятие от «ах, нельзя!» до «поцелуя в снег».

Идея

Стихотворение «Имя твоё – птица в руке» представляет собой своеобразный гимн Блоку. Лирическая героиня очень эмоционально (в цветаевском духе) и совершенно искренне восхищается поэтом, говорит о том, что он для неё значит. Играя с именем Блока, Цветаева заключает в эти «пять букв» («Блокъ» по дореволюционной орфографии) всю ту невероятную гамму образов и ощущений, связанную с творцом.

Так, творчество Блока для неё есть одновременно нечто лёгкое, едва уловимое, тонкое, хрупкое («птица в руке», «льдинка на языке») и резкий манифест, устрашающий вызов («громкое имя твое гремит», «назовет его нам в висок // звонко щелкающий курок»). В её глазах поэт – фигура сверхъестественная, практически ирреальная, недосягаемая. Такое ощущение создаётся из-за весьма интересного и необычного подбора образов: почти все они невещественны. Это лишь моменты, вспышки, мгновения, кратковременные и мимолётные. Это отзвуки и едва ощутимые прикосновения. Трепет живой птицы в ладонях, касание губами холодной кожи, звук пронизывающего спокойную водную гладь камня. Всё зыбко, всё ускользает. Блока не поймать и не достичь, не постичь. В этой зыбкости и неуловимости можно разглядеть печальное предчувствие скорой кончины поэта. Это раскрывается в третьей строфе: «Поцелуй в глаза, // В нежную стужу закрытых век» – так целуют покойников, «сон глубок» можно рассматривать как метафору смерти.

Стихотворение, несмотря на свой небольшой объём, наполнено множеством эмоций совершенно разной степени силы и накала. Это несколько детская радость первой строфы с её игровыми образами (мячик, бубенец), драматизм, динамика и высокое напряжение второй, холодное спокойствие третьей. Пожалуй, только лирическая героиня Цветаевой способна гармонизировать в себе столь широкий спектр эмоций и чувств, плавно перетекающих друг в друга.

Средства художественной выразительности

Главным средством создания столь ярких образов в стихотворении является, безусловно, метафора. Именно на ней фактически и строится всё лирическое произведение. «Имя твоё – птица в руке…» почти полностью состоит из метафорического обыгрывания имени Александра Александровича Блока. «Имя твоё – птица в руке, // Имя твоё – льдинка на языке, // Одно единственное движенье губ, // Имя твоё – пять букв» и тому подобное – всё это метафоры. Интересно также и то, что между некоторыми из них есть явная антитеза. Так, имя поэта у Цветаевой ассоциируется с чем-то лёгким и тихим, но в это же время оно «гремит».

Эффектней метафоры делает синтаксический параллелизм, который Цветаева употребляет достаточно часто. Строя предложения по одному принципу и прибегая к анафоре (единоначатию), поэтесса будто бы добавляет всё новые и новые краски в портрет Блока, нагнетает атмосферу.

Далеко не последнюю роль в создании образов играют и эпитеты. Такие характеристики, как «нежная стужа» и «громкое имя» делают картину более богатой и выпуклой.

При анализе стихотворения также необходимо обратить внимание на звукопись. Аллитерация является характерной особенностью лирики Цветаевой и в стихотворении «Имя твоё – птица в руке…» она тоже присутствует. Так, в строке «Громкое имя твое гремит» повторение звука [р] создаёт шумовой эффект, а повторы шипящего [ж] в строке «В нежную стужу недвижных век» помогают передать ощущение убаюкивающей вьюги, метели.

В стихотворении поэтесса использует ещё и ассонанс. В заключительных строках («Ключевой, ледяной, голубой глоток…// С именем твоим — сон глубок») слышится нечто протяжное, долгое, как, собственно, сам сон (повтор [о]).

Автор: Софья Воронина

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *