Скандальная катавасия или «Цветочный крест»

Елена Владимировна Колядина – автор 11 книг и журналист по профессии, стала лауреатом премии «Русский букер» в 2010 году за «эротический» роман «Цветочный крест». После объявления Колядиной победителем, главный редактор  журнала «Вологодская литература», где она впервые опубликовала свое произведение, сказал: «Елену считали темной лошадкой, а она стала «троянским конем»». Сама писательница характеризует свое произведение как «веселую тотемскую галиматью об огненной елде и золотых лядвиях» и считает, что роман проверяет читателя не на «образованность», а на его сердце. На вопрос журналиста из «Российской газеты»: как вам пришла идея написания романа, Колядина ответила:

«Я очень увлекалась идеями феминизма  и собирала материал для энциклопедии о женщинах в истории. Для этого я вырезала из газет все заметки на эту тему… Среди книг, которые я купила, были две про ведьм, причем иностранные. Одна меня особо заинтересовала: упоминалось, что в 1672 году в городе Тотьме по обвинению в колдовстве была сожжена в срубе женщина по имени Феодосья… Меня совершенно поразило, что мы с Феодосьей земляки. На обдумывание и сбор информации ушло несколько лет».

Данный анализ будет посвящен лишь отдельным эпизодам из произведения, дабы сохранить интригу, и любопытство ваше не иссякло, если вдруг вы решите прочитать эту «веселую галиматью».

Краткое содержание романа «Цветочный крест». О чем произведение?

«Кудесы отца Логина»

Молодой отец Логин собирается на свою первую в жизни исповедь. «Жертвой» его нескромных допросов становится пятнадцатилетняя Феодосья, главная героиня романа:

— Блудила ли ты в Афедрон (суть задний отход каловый)?
— Возлазила ли на подругу ты?
— Рукою в ложе тыкала?
— Кушала ли скверны семенные?
— На восток не мочилась ли?

«Зело кровавыя»

В этом эпизоде дано подробное описание метаморфозы Феодосьи из девочки в девушку и суматохи в доме по этому поводу. Не укроется от читателя ирония (что свойственно большинству постмодернистских произведений) в действиях и словах всех персонажей.  Именно в этой главе предстоит познакомиться с самым вульгарным и приземленным героем катавасии – бабой Матреной, толстой, грубой и обжорливой повитухой. Парадокс в том, что все остальные персонажи будут глотать каждое слово «умудренной опытом» женщины, будто это истина в последней инстанции. Именно из ее уст можно услышать нечто подобное:

«Что, Феодосьюшка, черти еще не гонят смолу из грешной твоей дыры?», «али елда пополам, али манда вдребезги».

«Скоморошья»

Здесь произошло знакомство Феодосьи и Истомы на ярмарке, где читателю представится возможность порассуждать об изменах вместе с самым искренним и откровенным героем.

«Да только с чужой женой колотиться – грех. А с девицей – без греха. Потому что жена мужу принадлежит, а девица еще ничья, а значит — чья хочешь…».

«Изрядно соленая»

Появляется новый персонаж, ибо для усиления эффекта необходимо создать любовный треугольник. Сватается к Феодосьюшке аля «бизнесмен» соляного промысла Юда Ларионов, «человек насквозь из соли». Здесь мы столкнемся, помимо душевных страданий и перипетий в душе полюбившейся нам героини, с художественными особенностями автора при создании портрета Юды.

«И внешность у него была не та, чтоб девки по нему страдали. Тело полное, даже приятно дряблое, шея белесая, брада сивая, ручищи конопатые, с рыжинкой. Волосья жидкие, что хлопья дрисни».

А в голове у него всего 2 мысли:

  1. «Вот поженимся, Феодосьюшка, обязательно побью тебя»
  2. «Без соли – никуда: человек весь насквозь из соли: плачет – в глазах соль, дубинкой машет – на спине»

«Любострастная»

Здесь мы пройдем вместе с Феодосьей путь ее нравственного падения. Столкнемся с отчаянием женщины, которая мечется между тем, что любит и тем, что дОлжно любить. А также столкнемся лицом к лицу с жестокостью тех нравов при сожжении Истомы на «Государевом лугу». Правдоподобию некоторых сцен могли бы позавидовать все писатели натуралисты вроде Теодора Драйзера и Ги Де Мопассана (все физиологические подробности казни описаны даже более, чем подробно).

За что роману «Цветочный крест» дали «Русского Букера»?

Историческая эпоха

Постмодернизм — время глобальной инвентаризации культуры. Возможно, именно сейчас важно подвести итоги того, что было в нашей истории. В романе «Цветочный крест» автор воссоздал русское средневековье, наверное, ради того, чтобы подвергнуть его суду нового мышления или, наоборот, обратить внимание нового человека на забытый опыт предков.

Действие происходит в 1674 году. В произведении несколько раз упоминается о правлении царя Алексея Михайловича. Языковые особенности романа-катавасии и некоторые эпизоды действительно напоминают эпоху Средневековья с ее инквизиторскими наклонностями. Так, например, один из героев рассуждает по поводу выбора лучшего метода казни: «Вырвать ли пуп? Залить ли в глотку железа? Посадить на кол? При Иване Грозном и за ребро подвешивали, и по горло в землю закапывали». Но выбор в итоге падает на казнь «классического рода» — сожжение, но с особыми извращениями (подкинуть серы в огонь для пущей вони, а также приговоренному заранее подсыпать слабительного).

Сказочные мотивы

Возможно, жюри высоко оценили фольклорную начинку произведения. В финале катавасия будет больше походить на сказку, нежели на эротический роман. В Лешаковом бору Феодосья встретится и с лешим, и с русалками и с языческими чудовищами. Появится самый неожиданный персонаж – Смерть с косой, которая при этом будет еще и болеть (аллегория, олицетворение), и с Феодосьей диалог вести.

Господь нарочно дал человеку возможность самоубийства. Дабы человек мог преодолеть искушения. Тело сгубить легко, а душе каково? А мне что царь Иван, что Ивашка подзаборный. Перед Смертью – все равны. Царь и народ – все в землю пойдет.

— Что же…у вас и лоно есть?

— Али я на мужика похожа? Аз ведь и чадцев рожала. Мертвые все на свет рожались. Господь милостив, сразу в царство Божие. Меньше жил — меньше грешил.    

Религиозные пародии

Елена Колядина, по всей видимости, не боится быть обвиненной в богохульстве. Все произведение пронизано ироничными религиозными аллюзиями. Это и лицо церкви в образе отца Логина с его неприличными исповедями. Это и истории Матрены, в частности, о деве Марии, которые она опошлила донельзя. Это и шутовская игра скомороха Истомы и других паяцев, где обыгрывалось распятие Христа. Само превращение Феодосьи в юродивую  (вырываение «похотейки» с помощью кинжала), а также ее знакомство с языческими существами уже, в лучшем случае, пародия. В одной из последних и ключевых глав «Божественно цветистая» героиня решит создать цветочный крест (вот в чем смысл названия), дабы осветить им языческую землю, за что и будет сожжена как ведьма.

Возможно, именно бодрый антиклерикальный настрой, свойственный современной литературе, так понравился искушенному читателю и гражданину светской страны.

Особенности языка

Не укрылся от читателей и необычный язык произведения, наполненный своеобразными именами (Логин, Акулька, Зотейка, Извара, Юда), новыми словами и выражениями (афедрон, педогаген = уд срамной, сца, зело крававыя, елда, похотейка). Пестрит роман и обилием афоризмов: «Вприсядку плясали черти, предвкушая падение отца Логина», «жопа – не горшок – не разобьется», «волос глуп – и в жопе растет», «уды царя не царские», «чей бы бык не скакал, а теленок наш» и другие. Эта стилизация под древнерусский язык отличается от других аналогичных экспериментов тем, что автор, воссоздав жаргонизмы и обсценную лексику средневековой эпохи, сумеет сконфузить любого, даже самого умудренного опытом, читателя. С другой стороны, любитель такого рода выражений может изрядно пополнить свою свинью-копилку в кладезе народной мудрости.

Возможно, именно языковая игра привлекла внимание жюри к этому роману. Все-таки, нельзя отрицать, что автором была проведена очень большая работа, связанная с изменением стиля на лексическом уровне.

Вывод

Данный анализ – лишь малая толика информационного шума вокруг «Цветочного креста». Произведение Е. В. Колядиной неоднозначно, оно вызвало бурю противоречивых впечатлений и отзывов. Роман «Цветочный крест» признан одним из самых скандальных в истории «Русского букера». Прочитав, каждый сам решит, удачный ли это языковой и тематический эксперимент или скверная сказка, приправленная чрезмерным сквернословием  и пошлостью.

Автор: Изабелла Чертовских

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *