Разбор трека «Возвращаться домой» (Би-2 ft. Oxxymiron) — Женская версия

Как известно, ничего не происходит просто так: ничего просто так не делается, не говорится  и уж тем более не пишется. Особенно слаженно эта аксиома  работает, когда речь заходит о творчестве Oxxymiron`а. Убедиться в этом можно, взяв любой его трек: там вы встретите и литературные реминисценции, и автобиографическую основу и даже культурно-исторический слой, скрытый под всем выше перечисленным. Новая работа исполнителя совместно с Би-2 (а точнее работа Би-2 совместно с Oxxymiron) стала по-настоящему знаковой для творчества обоих сторон. И сейчас мы попробуем разобраться, что к чему.

О чем песня?

Lyric video, выложенное исполнителями гласит, что песня посвящена «эмигрантам, вернувшимся в СССР в 1930-1950-е годы». Эмиграция, то есть процесс переселения в другую страну, оставил отпечаток на каждом из них: Мирон вернулся в Россию из Великобритании, Лева — из Израиля, а Шура – из Австралии. И уже, как минимум, поэтому тема русской эмиграции 30-х гг. приобретает особый смысл в данной песне, ведь обрастает массой автобиографических подробностей, как из жизни Мирона, так и из жизни участников Би-2. Каждый успел «познакомиться» со всеми «прелестями» жизни в чужой стране, съесть свой пуд соли и осознать, что в гостях хорошо, а дома все-таки лучше. Таким образом,  это автобиографическая песня в свете обще исторического события, а точнее даже целой эпохи русской эмиграции.

Но не все так просто: ведь третий куплет «отдан» Окси, поэтому несет наибольшую смысловую и контекстную нагрузку. Здесь придется хорошенько разобраться и вспомнить недавний «Горгород», трек «Где нас нет», вспомнить все прочитанное и даже обратиться к словарю (а кому-то даже вспомнить уроки географии).

Куплет Би-2

Здесь мы можем услышать общие фразы-впечатления, которые можно отнести как к личным эмоциям членов группы, так  и к отклику на реальное историческое событие. Речь идет о жизни в нищете: «Черный черствый хлеб тупой ломает нож» — и о будущем, которого нет: «Уставлены глаза в размытый горизонт». Конечно, основной смысл здесь – это тоска по дому и огромное желание вернуться на Родину, безвыходность жизни на чужой земле. Осознание того, что ты чужой, что не можешь вернуться в родные пенаты, наводят даже на мысль о самоубийстве: «Извилистый путь затянулся петлей». И доходя до кульминационных строк, несущих важный подтекст, мы понимаем всю ту грусть и скорбь, пронесенные через весь трек. Здесь речь идет о том единственном и верном решении, принятие которого спасает человека и дает ему еще один шанс, — это возвращение домой. В тот дом, где ты родился и вырос, где берут начало твои корни.

Очень важно понимать, что в контексте культурно-историческом, возвращение на Россию приравнивалось к самоубийству: эмигрантам угрожала реальная расправа в виде расстрела или медленной смерти на каторжных работах в трудовом лагере. Этот факт еще более усугубляет положение невольных пленных чужой страны.

Прощающийся мальчик «за стеклом» в песне – это в некотором роде юношеская наивность, которая уходит, как только появляются первые серьезные испытания и трудности. Нам всем приходится прощаться с легкостью и «розовыми очками»: все это оставляет нас, когда приходят реальные проблемы. На место открытой улыбке миру приходит здравый смысл, который подсказывает, что улыбаться можно не всем. Зрелый человек внутри каждого из нас временами, прощаясь, машет рукой «маленькому мальчику», именуемому прекрасной юностью. Мы в одиночестве стоим «на перроне», а поезд с нашей юностью медленно, но верно скрывается в темноте.

Куплет Oxxymiron

Этот куплет – своеобразная рефлексия. Имея под собой почву в виде исполненных ранее припевов Би-2, рэп-исполнитель решает поделиться с нами личной историей, которая является фактом его биографии. Известно,  что с 9 до 15 лет он жил в Германии, а позже долгое время в Англии, проходя обучение в Оксфордском университете.

Тема возвращения и поиска идеала уже возникала ранее в его творчестве: вспоминаем «Где нас нет» из альбома «Горгород» 2015 года.  Название – это часть русской пословицы: «Хорошо там, где нас нет». Мирон говорит об идеальном мире, который он видит, закрывая глаза. В сущности, всем нам кажется, что там, где нас нет, «горит малиновый рассвет», «море и рубиновый закат». «Пора возвращаться домой» также соотносится с этим тезисом: эмигранты бы рады вернуться, рисуя райские картины столь близкого сердцу места; но в реальном мире их ожидают преследования и гонения: «Позади рай, но раз, увы, камикадзе мы — впереди мир камер газовых». То есть тот дом, о котором они так мечтают, — лишь плод их фантазии и несбыточная мечта, утопия.

Проблема  эмигранта – это внутренний психологический разлад («связи порваны с точкой Я»), суть которого состоит в том, что постепенно приходит ненависть к чужому и желание вернуться в «родное антипространство». Да, дома предали («впереди мир камер газовых, армий Власова»), и там ничего не ждет («и в памяти живой/ давно снесенный дом»). Казалось бы, все можно перетерпеть и пережить, ко всему можно привыкнуть: «Здесь пусть не комфорт, но и не Лефортово» (Лефортово – тюрьма в 20-30-гг).

Но сердце все равно побеждает разум, и домой тянет с невероятной силой. Невозможно нашему человеку стать «своим среди чужих»: «Надоело среди туземцев быть пасынком» (пасынок – неродной сын). И принять ненавистный «ордунг» (с нем. – порядок, то есть чужой немецкий порядок). И тут выясняется, что расстояние не лечит, его «нечем сократить», а язык «ни на грамм и не стал онемеченным». Как в противовес онемеченному языку, далее следует фраза «камо грядеши», которая со старославянского переводится «куда идешь». Попытка возвратиться домой мастерски приравнивается Мироном к попытке Икара взлететь: «Ишь, ладони, Икар, сложил ближе ко лбу, за спиной – тараканьи бега, Париж и Стамбул». Древнегреческий миф повествует нам о Дедале – талантливом зодчем и его сыне и ученике Икаре. Стремясь покинуть остров Крит (параллель с чужими для эмигрантов странами), Дедал создал из перьев птиц крылья, скрепленные воском. Вместе с сыном он решил опробовать их, но тот, набравшись смелости и ослушавшись отца, взлетел слишком высоко: воск растаял, и Икар начал стремительно падать. Приблизившись к морю, юноша попытался снова взлететь, но его поглотили морские волны, что привело к неминуемой смерти. За спиной нашего Икара – столицы эмиграции, а впереди – «мир камер газовых». Но, как и легендарный герой, герой нашей песни, зная, на что идет, следуя за мечтой (снова отсылка к песне «Где нас нет»), прыгает в пропасть, внизу которой «любовью чужой горят города».

Если бы не кольцевая композиция и легенда об Икаре, мы бы ошибочно считали, что в треке преобладает минорный настрой. Если смотреть через призму культурно-исторического контекста, так и есть. Но последний 2 пункта неплохо корректируют смысл. Как мы знаем, Икар погиб глупо, но он преследовал свою мечту, он шел к ней, жил ею и умер за нее – это в высшей мере героизм. Наш лирический герой, взлетая из чужой страны, видит внизу то, от чего так долго пытался сбежать: холодный город, чуждый ему порядок и чужеземный язык. То есть он получает то, к чему так долго стремился и чего так ждал – возвращение домой. Пусть даже цена этому слишком высока.

Автор: Татьяна Бетер

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *