Путь святого грешника: «Канцлер Ги»

Одинокий странник сидел на перекрестке, молился Богу, грея ладони над адским пламенем, и рассказывал истории о своих путешествиях прохожим. Кажется, что песни «Канцлера Ги» примерно так и должны были рождаться. Но на самом деле их просто писала рука музыканта Майи Котовской.

Канцлер Ги

В своем интервью порталу «HeavyMusic.ru» Майя рассказывает, что могла бы сыграть на сцене «злодея с ангелоподобной внешностью». Например, Чезаре Борджиа. Наверное, поэтому герои Канцлера Ги зачастую находятся в безвыходном переплетении порока и благодетели. Мы видим среди них и Чезаре Борджиа, братоубийцу, мужа родной сестры. Но он все еще преклоняет колени перед ликом Божьим и силится вспомнить слова молитвы.

Таков и герой песни «Мадонна канцлера Ролена» (альбом «Пляска святого Ги»). Это канцлер герцога Бургундского — Николя Ролен, заказавший портрет у художника Яна ван Эйка. Герой картины оказывается достоин встречи с самой Мадонной. Но философ Йохан Хейзенг в своей книге «Осень Средневековья» пишет о «загадочном сочетании мирских грехов: высокомерия, алчности  и  распущенности — с истовым  благочестием и серьезною верой» Николя Ролена. Ян ван Эйк стремился сблизить божественное начало и человеческое — на его полотне Мадонна и канцлер равны по своему значению. А младенец-Иисус протягивает к Ролену руку в знак благословления. Вот только в песне эта встреча — суд канцлера Ролена за его земные грехи: «не смотри, не думай, не убежать от Мадонны глаз» (хотя на картине она смотрит вниз).

«Мадонна канцлера Ролена», Канцлер Ги

«Добрый католик» в песне «8 шагов к Раю» (альбом «Пляска святого Ги») пишет свои молитвы чужой кровью. Он, как и канцлер Ролен, вершит судьбы других людей. Но герой песни выше человеческого суда. Он идет рука об руку и с Дьяволом, и с Богом. И даже преисподняя кажется герою лучше, чем лицемерие и лживость этого католика: «У ангела выменял рай на твой огненный ад». Лучше пусть будет откровенный Ад, чем прикрытые благочестием жестокость и лицемерие.

«8 шагов к Раю», Канцлер Ги

Герою остается 8 шагов к заветному раю. Погибая на костре, он преодолевает это расстояние.

«И Бог мне шепчет: «прости» — Господь не в силах спасти тело, но душу уберечь еще можно. «Мой добрый католик» — так к нему обращается еретик. В тексте звучит ирония, но в голосе мы слышим милосердие. «Тебя готов я проклясть, от боли корчась, в огне сгорая»: готов проклясть, но не проклинаю.

Все же избежав Ада, герой сталкивается со злом на земле. С бароном Субботой. Это персонаж из религии Вуду, которую в 1860 году официально признали ветвью католичества (Папа Римский хотел наладить отношения с адептами Вуду). Так, снова появляется рай и ад, но герой уже не мученик, он не упрекает никого в безнравственности (как Ролена). «С ним до рая и до ада я пойду и вернусь» — с гибелью под руку, как с другом. Мы со Смертью как равные, и пусть видит рай и ад: мне не нужны угрозы вечных мук или обещания блаженства. Наивысшее наслаждение, которое повлечет за собой самую страшную пытку, — это встреча с гостем из гроба, с бароном Samedi. Барон несет с собой кладбищенский сладковатый дух разложения, он — это смерть с бутылкой рома и сигарой в зубах, это разврат и ужас под крышкой черепа. Но герой приветствует его: «Наливайте, барон!»

«Samedi» (Барон Самди), Канцлер Ги

Все три песни — из альбома «Пляска святого Ги». Название напоминает о «плясках смерти» в культуре Средневековья. Это изображения пляшущих скелетов, которые ведут за собой представителей всех сословий. Вот он — скелет, Барон Суббота, пьяный, похотливый гробовщик, возвещающий звуком маракасов о своем приближении. Но здесь же и «святой» Ги, светлый, искренний и чистый, отдающий костру свое тело, чтобы преодолеть бездну в 8 шагов ради очищения души. Так и ходит «святой грешник» Канцлера Ги все время между светом и тенью.

Автор: Анастасия Карташова

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *