Почему Чехова называют мастером художественной детали?

Особенности творчества Чехова

Антон Павлович Чехов – признанный мастер короткого рассказа. Умение лаконично изложить мысли, переросшее из гимназического увлечения в настоящую серьезную работу со словом, стало главной отличительной особенностью русского классика.

Вступая в литературу, как автор небольших рассказов — «сценок», А.П. Чехов в 1880-е годы активно сотрудничал с периодическими изданиями (преимущественно с юмористическими журналами). Правила газетной верстки диктовали определенные ограничения по количеству знаков. В произведениях, появлявшихся на страницах периодики, от автора требовалось в максимально сжатой форме продемонстрировать всю суть художественных образов.

Для того чтобы беспристрастно, но вместе с тем наглядно показывать жизнь такой, какая она есть, Антон Павлович Чехов прибегал к использованию различных выразительно-изобразительных средств. С их помощью всего на одной-двух страницах текста ему удавалось передать многообразие, а зачастую и абсурдность реального мира. Излюбленным приемом писателя стало использование такого элемента, как художественная деталь.

Художественные детали Чехова в рассказе «Смерть чиновника»

Деталь в произведении – один из известных способов создания образа персонажа. К примеру, их активно использовал Н.В. Гоголь для характеристики своих героев. Особое значение этот прием приобретает в произведениях небольшого объема, где нет пространных диалогов, а каждое слово проходит тщательный отбор.

Что такое художественная деталь? Это выразительная подробность, с помощью которой раскрывается сущность человека, события или явления. Чаще всего в роли нее выступает какой-либо предмет материального мира – это может быть вещь, элемент одежды, мебель, жилище и т.д. Нередко мимика, жесты, манера речи действующих лиц также становятся художественными деталями.

Какова роль художественной детали в прозе Чехова? Она призвана дать читателю полное представление о персонаже. Так, в рассказе «Смерть чиновника» (анализ рассказа «Смерть чиновника») с главным героем, «прекрасным» канцелярским работником Иваном Дмитриевичем Червяковым, в театре произошел конфуз. Дело в том, что во время просмотра «Корневильских колоколов» он неожиданно чихнул. Автор подчеркивает обыденность ситуации: мол, с кем не бывает. На свою беду, чиновник замечает, что случайно испачкал лысину сидящего впереди статского генерала Бризжалова. И хотя тот не придает совершенно никакого значения случайному эпизоду, жизнь Червякова с этого момента превращается в кошмар. Страх перед высоким чином заставляет его приносить свои глубочайшие извинения и во время спектакля, и в антракте, и на следующий день, ради чего Червяков специально посещает приемную генерала. Но заверения, что извинения приняты, а произошедшее – сущий пустяк, не оказывают на него должного влияния. Червяков даже собирается написать генералу письмо, но, поразмыслив, решает вновь явиться с повинной. Своим низкопоклонством чиновник доводит Бризжалова до исступления, и тот, в конце концов, выгоняет навязчивого посетителя. Уставший от терзающих его душевных мук, Червяков возвращается домой и умирает на своем диване.

На самом деле, чиновники, находившиеся на низших ступенях служебной лестницы, часто становились героями произведений А.П. Чехова. Это было связано в первую очередь с тем, что данный класс представлял собой крайне инертную массу, ведущую довольно бессмысленную – и оттого показательную – жизнь.

В рассказе «Смерть чиновника» заметно столкновение двух противоположных миров. С одной стороны, в экспозиции автор словно настраивает нас на богемный лад: герой пришел в театр и наслаждается спектаклем. С другой стороны, внимательного читателя сразу настораживает странная деталь: Червяков, сидя во втором ряду, смотрит оперу через бинокль. Такое сплетение высоких порывов с низкими вновь демонстрируется во фразе, дающей полное представление об образе мыслей героя: «Не мой начальник, чужой, но все-таки неловко». То есть, Червяков извиняется не столько в соответствии с правилами этикета, сколько из необходимости, продиктованной его служебным положением.

В этом же ключе Антон Павлович Чехов описывает и жену работника канцелярии. В рассказе ее образ фигурирует лишь в трех предложениях. Но разве не показательна деталь, что испуганная супруга успокаивается сразу, как только осознает, что Бризжалов – «чужой» начальник?

Более того, сопоставление генерала и чиновника по их отношению к жизни наводит на мысли о различиях гораздо более глубоких, чем неравенство социальных статусов. Ограниченность и узость взглядов Червякова резко контрастируют с благодушием Бризжалова. Однако здесь прослеживается парадокс. При всем осознании Червяковым своего невысокого места на иерархической лестнице, он, вероятно, сам того не осознавая, считает, что генералу непременно есть дело до его скромной персоны: «Забыл, а у самого ехидство в глазах…», «Говорить не хочет!.. Сердится, значит…», «Генерал, а не может понять!..».

Неспособность Червякова разобраться в собственных мыслях, прислушаться к голосу разума, а не страха, излишняя подозрительность, внешняя незащищенность и забитость – все это говорит о пассивности персонажа, его привычке жить по указке. В своем преклонении перед сильными мира сего он никак не может выйти за рамки положения, которое сам же себе и определил. Поэтому перед аудиенцией у генерала Червяков специально стрижется и надевает новую форму – еще одна немаловажная особенность.

Все в том же безропотном положении он остается даже после смерти. В последнем предложении рассказа Чехов выводит самую показательную деталь: «Придя машинально домой, не снимая вицмундира, он лег на диван и… помер». Здесь налицо горькая ирония: герой как жил, «машинально» и по указанию свыше, так и умер, не снимая форменной одежды. Как видим, вицмундир представляет собой символ непреодолимого низкопоклонства, порожденного бюрократической средой.

Автор также упоминает, что перед смертью «в животе у Червякова что-то оторвалось». Не в груди, а именно в животе – таким образом, муки, свидетелем которых оказался читатель, и душевными-то назвать трудно. Стало быть, деталь в рассказах А.П. Чехова становится исчерпывающим средством формирования не только социального, но и психологического портрета персонажа.

Краткая характеристика раннего периода творчества Чехова

Чехов – мастер художественной детали. Ранний период его творчества – образец лаконичного изложения. Позже в письме брату Александру он вывел ставшую знаменитой формулу: «Краткость – сестра таланта», которую можно назвать отличительной чертой всех его произведений. Избегая одностороннего изображения действительности, Чехов в своих рассказах всегда переплетал низкое с высоким, а комическое с драматическим. И в этом ему особенно помогало использование художественной детали, поскольку она настраивала читателя на определенный лад и давала возможность сформировать полное представление о герое даже в рамках короткого юмористического рассказа. Уже в ранних произведениях Антона Павловича Чехова прослеживаются тенденции, которые впоследствии перейдут в пьесы и выведут его в ряд признанных мировых классиков.

Автор: Ада Солнцева

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *