Оды Горация. Основные мотивы, образы и тематика.

Древнеримский поэт Гораций, пожалуй, самый известный автор эпохи золотого века  римской литературы. Во время гражданских войн конца республики Гораций активно занимался творчеством и смог проявить себя во многих жанрах (сатиры, эподы, послания, гимны). Однако самые грандиозные его произведения, которые до сих пор вызывают споры и привлекают внимание читателей и литературоведов, — это оды. По законам жанра у них помпезный, высокий стиль с величественным и громоздким оформлением. Метафоры и эпитеты Горация придают тексту объемность, выраженную фактуру, как лепнина на классическом римском храме. Такая литература  на любителя, но нельзя не признать за автором таланта, интеллекта и глубоких философских познаний, которые приобрели форму, актуальную для своего времени. Сегодня, в эпоху постмодернизма, оды кажутся читателю вычурными и натянутыми, ведь он так привык к ироническому восприятию действительности, китчевой яркости и тотальной эклектике, что пафос кажется ему наигранным и наивным. Его смешит выспренний тон. Однако чтобы понять, как строилась и на чем основана современная поэзия, проследить диковинные отсылки новых авторов и понять их в полной мере, необходимо знать первоисточники.  

Поэзия Горация: песни Древнего Рима

Особенность поэзии Горация (как и всего канона од в целом) — посвящение конкретным лицам («К Меценату», «К Хлое», «К Августу-Меркурию» и т.д.). Главная особенность именно Горация в том, что он адресовал гимны богам («Гимн Вакху», «Гимн Меркурию») в то время, как в новой империи религия древних греков теряла свое значение. Образный репертуар гимнов Горация, естественно, начинается с обращений — с галереи божеств-адресатов. К обращениям примыкают прославления — статические или повествовательные.

Темы в одах Горация немногочисленны: философия и любовь. Он любил мудрость, но о самой любви писал меньше. Причем, в любовных одах Горация, по мнению многих исследователей, отсутствует страстность. Автор не изливал свои чувства, он максимально дистанцировался от них, писал абстрактно, наблюдая за чужими страстями, как будто не испытывая своих. В этом отличие поэзии Горация от современной лирики.

 Героини лирических произведений Горация однотипны и многочисленны, складывается ощущение, что он перебрал все популярные женские имена (Хлоя, Пирра, Лалага, Необула), но забыл о том, что это разные люди. Хотя нельзя винить его в шаблонности мышления, так как ода сама по себе форма узкая, в ней каждое слово подчинено жесткому канону. Неслучайно классицизм, созданный по лекалам античности, был самым строгим и однообразным направлением в европейской культуре.

Среди всех стихотворений на тему любви у Горация выделяется одна ода, адресованная Лидии. Это диалог между Горацием и Лидией, где в изящной форме и шутливом тоне поэт говорит о былой любви, о счастье новых чувств и возобновлении отношений.

Анализ оды Горация «К  Лидии»

Текст оды Горация «К Лидии»

ГОРАЦИЙ
Доколе милым я ещё тебе казался,
И белых плеч твоих, любовию горя,
Никто из юношей рукою не касался,
Я жил блаженнее персидского царя.

Пока любимая хранила невинность и верность Горацию, он жил безмятежно, пребывая под эгидой грез. На косвенное обвинение бывшая возлюбленная отвечает симметрично:

ЛИДИЯ
Доколь любовь твоя к другой не обратилась,
И Хлоя Лидия милей тебе была,
Счастливым именем я Лидии гордилась
И римской Илии прославленней жила.

Илия – это мать основателей Рима. Ее имя занимало важнейшее место в мифологии древнеримской империи. Оскорбленная предательством женщина парирует и наносит ответный удар, обвиняя в измене Горация, который, видимо, в пору любви воспевал свою избранницу с тем же пылом, что и римляне славили свою родоначальницу.

ГОРАЦИЙ
Я Хлое уж теперь фракийской покорился:
Её искусна песнь и сладок цитры звон;
Для ней и умереть бы я не устрашился,
Лишь был бы юный век судьбами пощажён.

В ответ мужчина лишь расхваливает свою новую пассию. Цитра — это струнный щипковый музыкальный инструмент. Хлоя обладает несомненными преимуществами, она богата одарена, раз искусно поет и виртуозно играет на цитре. Чтобы продолжить эту юную пору любви – восторженной влюбленности, автор не пожалеет жизни, ведь краткий миг настоящей страсти равносилен целому веку.

ЛИДИЯ
Горю я пламенем взаимности к Калаю —
Тому, что Орнитом турийским порождён,
И дважды за него я умереть желаю,
Лишь был бы юноша судьбами пощажён.

Женщина тоже говорит о новой любви, упоминая знатность своего избранника. Она усиливает эффект своей жертвы словом «дважды», противопоставляя свою отвагу смелости Горация. Лидия поддела его, расставив приоритеты: ей важнее сам юноша, а не какой-то «юный век», который дарит любимый человек. Она более бескорыстна и предана в любви, раз любит мужчину, а не его дары.

ГОРАЦИЙ
Что, если бы любовь, как в счастливое время,
Ярмом незыблемым связала нас теперь,
И, русой Хлои я, с себя низвергнув бремя,
Забытой Лидии отверз бы снова дверь?

Видимо, мужчина задет и уязвлен словами Лидии. Он хочет удостовериться, что она блефует и по-прежнему любит его. Он говорит не искренне, ведь называет любовь к ней «ярмом незыблемым», то есть тяжестью, как и «бремя» Хлои, по идее, уже забытой им ради Лидии. Гораций обещает лишь открыть дверь, но сам не идет навстречу, как будто ему не особо нужен этот союз.

ЛИДИЯ
Хоть красотою он полночных звёзд светлее,
Ты ж споришь в лёгкости с древесною корой
И злого Адрия причудливей и злее…
С тобой хотела б жить и умереть с тобой!

Калай красив, но Лидия все равно выбирает Горация за легкость, причудливость и злость. Скорее всего, он – более интересный собеседник и харизматичный любовник, чем ее нынешний избранник. Она не уступает Горацию в дерзости, раз отвечает в таком тоне, однако по-женски отступает, когда затронута чувствительная струнка ее души. Память о былой любви сильна в ней, поэтому она готова простить обиду и повернуть время вспять.

Новаторство Горация в том, что он втиснул в оду словесную перепалку двух бывших любовников, которая по содержанию не совсем высокая, даже примитивная. Каждый кичится своими новыми связями, лишь бы задеть оппонента. Это живая беседа, в которую легко можно поверить, ведь сюжет так знаком читателю. Он изъят из самой жизни, где судьба преподносит неожиданные встречи, что оборачиваются разговорами на повышенных тонах с весьма неожиданными финалами. Эта беседа из гневных обличений перетекла в откровенный флирт, а продолжение можно смело додумать. Казалось бы, перед нами занудный жанр ода про «очи» и «длань», но как интересно написаны, как эмоционально обыграны людские взаимоотношения в данном тексте. Читается совсем нетрудно, зато как это забавно наблюдать очевидное сходство со многими современными песнями, где она и он выясняют, кто прав, кто виноват. Прошло уже не одно тысячелетие, но люди по незнанию штампуют одно и то же. А все почему? Да потому, что «книжки для долбо****, я сам писать умею. Выходит очень клево и более умнее».    

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *