«Крутой маршрут» Евгении Гинзбург:  биография и личная жизнь

Особенности «лагерной прозы» Евгении Гинзбург

Многие искушенные читатели полагают, что самая психологически сильная книга лагерной прозы — это «Крутой маршрут» Евгении Гинзбург. Прежде всего, тяжелый осадок остается от того, что автор лагерной прозы – молодая женщина. Может быть, именно поэтому в «Крутом маршруте» есть не только канва произведения, как череда ужасающих событий, но и стойкое ощущение ужаса от того, как государство могло планомерно уничтожать часть своих граждан, используя их в качестве рабской силы. Новаторство Евгении Гинзбург и ее художественное открытие – это полномасштабное воссоздание чувства на страницах написанных ею книг. Женщина переживала случившееся особенно остро, передавая историю не разумом, а эмоциями, оттенками чувства, сердцем. Такого нет ни у Солженицына, ни у Шаламова. Лирический герой Гинзбург также интересен: он не только пытается сохранить человечность в затхлой и порочной тюремной среде, он умудряется расти, пробиваться сквозь толстый навес асфальта, в который закатывали сильнейших людей. Словом, «Крутой маршрут» — одна из сильнейших книг русский литературы ХХ века.

Биография Евгении Гинзбург

Евгения родилась в семье фармацевта. Окончив в июне 1924 казанский Восточно-педагогический институт, она работала учительницей в школах Казани, затем ассистентом кафедры методики преподавания обществоведения Восточно-педагогического института и ассистентом кафедры истории Западной Европы в татарском коммунистическом университете. К этому периоду относятся первые опубликованные работы Гинзбург по методике преподавания общественных дисциплин и краеведению.

По свидетельству Гинзбург, с 1929 она начала «преподавать в вузах курс по истории ВКП(б) (всесоюзной коммунистической партии большевиков) и ленинизму». В 1930-33 гг. преподавала историю ВКП(б) во втузе при казанском мыловаренном заводе, затем с сентябре  1933 по октябрь 1935 г. «работала в казанском университете в должности доцента по истории ВКП(б) и ленинизму». В 1935-37 была сотрудницей газеты «Красная Татария».

Арест, суд, приговор

Вслед за арестом мужа, П. В. Аксенова, состоявшего членом Татарского обкома ВКП(б), зимой 1937 года последовал арест Гинзбург. Ей было предъявлено обвинение в том, что она «является участницей контрреволюционной троцкистской группы в редакции газеты «Красная Татария»… вела троцкистскую работу совместно с троцкистами… и тем самым оказывала пособничество контрреволюционной троцкистской организации, совершившей убийство С. М. Кирова и подготавливавшей новые террористические акты против руководителей партии и советского государства, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. 58-8 и 58-11 УК РСФСР с применением закона от 1.12.1934»

На суде писательница виновной себя не признала, однако ей (как и всем в годы репрессивного суда) был вынесен приговор:

«подвергнуть тюремному заключению сроком на десять лет с поражением в политических правах на пять лет и с конфискацией всего лично ей принадлежащего имущества»

Лагерная жизнь

После 730 дней одиночного заключения Гинзбург была отправлена в лагерь на Колыму. По окончании срока заключения в ГУЛАГе Г. с 1947 по 1949 жила в Магадане на поселении, где некоторое время с ней был сын Василий (будущий писатель В. Аксенов). В октябре 1949 случился новый арест, следствием которого стала ссылка на бессрочное поселение. 25 июня 1955 постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР Евгения Гинзбург была реабилитирована «за отсутствием состава преступления» и освобождена от спецпоселения.

Творческое наследие: романы и мемуары. Критика современников

Кем и где работала Евгения Гинзбург? До 1966 писательница жила во Львове, где работала внештатным корреспондентом в местной газете. По собственному признанию, писала «ради хлеба насущного расхожие статьи и очерки для периодической прессы, главным образом педагогические».

В это же время Гинзбург работает над циклом мемуарных произведений, своеобразных «беллетризированных воспоминаний», который в 1963 открыла книга «Так начиналось. Записки учительницы».

Рецензируя книгу, Б. Невская отмечала, что автору «живо и образно» удалось воскресить «страницу из истории формирования первого поколения татарской советской интеллигенции». Достоинством книги, по мнению рецензента, явилось и то, что «автору… удалось правдиво передать неповторимое своеобразие общественной атмосферы двадцатых годов с ее, быть может, несколько наивным и прямолинейным, но горячим и светлым романтизмом, передать неподдельный пафос и энтузиазм эпохи». Однако Б. Невская отмечала у Гинзбург есть «некоторый налет сентиментальности — словно она глядит на страну своей юности сквозь розовую дымку». Кроме того, в книге Гинзбург остался не раскрытым подлинный драматизм эпохи, неоднозначность исторических процессов, происходивших в стране. Это отмечала и рецензент: «Не всегда так гладко, как в книжке, разрешались острые, порою болезненные конфликты, встававшие перед поколением победителей».

В дальнейшем последовали написанные в том же ключе и опубликованные в журнале «Юность» «Единая трудовая…» и «Студенты двадцатых годов». Завершила мемуарный цикл повесть «Юноша» — о брате Александре, служившем губернским комиссаром социального обеспечения. Оценивая произведения Евгении Гинзбург, Р. Орлова писала:

«В ее прозе глубоко трагедийное художественное повествование брезгливо обтекает грязные пороги, зато оно иногда вспенивается такой старосветской патетикой и сентиментальностью, которые напоминают не только о стиле великих авторов прошлого — русских и зарубежных, но родственны и вторичной беллетристике начала века»

Кто и когда опубликовал скандальную книгу Евгении Гинзбург?

Параллельно с созданием мемуарного цикла Гинзбург писала книгу, ставшую важнейшей в ее творческой судьбе. По словам автора, рукопись существовала в двух вариантах. Один, «гораздо более резкий», носил название «Под сенью Люциферова крыла». Но этот вариант был уничтожен: «Сожгла. Испугалась и сожгла». В середине 1960-х сохраненный вариант под наименованием «Крутой маршрут. Хроника времен культа личности» был передан в редакции журналов «Новый мир» и «Юность».

В 1966 писательница переезжает в Москву. К концу 1966 года надежды на публикацию «Крутого маршрута» умирают. Из редакции журнала «Юность» рукопись переслали на хранение в Институт Маркса-Энгельса-Ленина с формулировкой: «может явиться материалом по истории партии». Против публикации рукописи в «Новом мире» выступил А. Т. Твардовский. По свидетельству Гинзбург, он так оценил книгу:

«Она заметила, что не все в порядке, только тогда, когда стали сажать коммунистов. А когда истребляли крестьянство, она считала это вполне естественным»

В результате, книга Евгении Гинзбург начинает распространяться в самиздате. В январе 1967 года первая часть «Крутого маршрута» выходит в Милане, затем публикуется во Франкфурте-на-Майне; чтение книги начинает транслировать русская служба Би-би-си. После этих событий, «в целях самозащиты», автор дает интервью итальянской газете «Унита», в котором делает заявление: «Книга издана за границей без моего ведома и согласия».

О чем книга «Крутой маршрут»? Смысл романа

«Крутой маршрут» продолжил линию автобиографической, мемуарной прозы Гинзбург. Основой книги стал ошеломляющий личный опыт писательницы, женщины, которая провела 18 лет в тюрьмах, лагерях и ссылке. Журналисты неоднократно задавали ей вопрос: как вы смогли удержать в памяти такую массу имен, фактов, названий местностей, стихов? Гинзбург отвечала: «…потому что именно это — запомнить, чтобы потом написать — было основной целью моей жизни в течение всех 18 лет». Авторская задача Гинзбург определена так: раскрыть перед читателем внутреннюю душевную эволюцию героини: «Путь превращения наивной коммунистической идеалистки в человека, основательно вкусившего от древа добра и зла, человека, к которому через все новые утраты и мучения приходили и новые озарения (пусть минутные!) в поисках правды. И этот внутренний «крутой маршрут» мне важнее донести до читателя, чем простую летопись страданий»

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *