Евгения Гинзбург: биография и личная жизнь

Многие искушенные читатели полагают, что самая психологически сильная книга лагерной прозы — это «Крутой маршрут» Евгении Гинзбург. Прежде всего, тяжелый осадок остается от того, что автор лагерной прозы – молодая женщина. Однако именно она не только имеет мужество сохранить человечность в затхлой и порочной тюремной среде, она умудряется расти, пробиваться сквозь толстый навес асфальта, в который закатывали сильнейших людей. Словом, «Крутой маршрут» — одна из сильнейших книг русский литературы ХХ века, и написана она на основе реальных событий из жизни Евгении. Что же это за жизнь?

Биография

Евгения (годы жизни: 1904 — 1977) родилась в еврейской семье фармацевта Соломона Гинзбурга. Окончив в июне 1924 казанский Восточно-педагогический институт, она работала учительницей в школах Казани, затем ассистентом кафедры методики преподавания обществоведения Восточно-педагогического института и ассистентом кафедры истории Западной Европы в татарском коммунистическом университете. К этому периоду относятся ее первые опубликованные работы по методике преподавания общественных дисциплин и краеведению.

Девушка была убежденной коммунисткой, поэтому с 1929 начала «преподавать в вузах курс по истории ВКП(б) (всесоюзной коммунистической партии большевиков) и ленинизму. В 1935-37 была сотрудницей газеты «Красная Татария», где честно трудилась во благо партии, в которой важное место занимал ее муж, Павел Аксенов.

евгения гинзбург фото в молодости

Вслед за арестом мужа, П. В. Аксенова, зимой 1937 года, последовал арест жены. Ей было предъявлено обвинение в том, что она «является участницей контрреволюционной троцкистской группы в редакции газеты «Красная Татария». На суде женщина виновной себя не признала, однако ей (как и всем в годы репрессивного суда) был вынесен приговор: 10 лет заключения, изъятие имущества и поражение в правах на 5 лет. Ничем не запятнанная биография Евгении Гинзбург стала очередным уголовным делом без состава преступления. Как говорил герой Солженицына, если человеку дали 10 лет, значит, дело вообще из ничего сшито.

Позже были арестованы и ее пожилые родители. После 730 дней одиночного заключения арестованная «троцкистка» была отправлена в лагерь на Колыму. По окончании срока заключения в ГУЛАГе с 1947 по 1949 жила в Магадане на поселении, где некоторое время с ней был сын Василий (будущий писатель В. Аксенов).

евгения гинзбург тюремные фото

В октябре 1949 случился новый арест, следствием которого стала ссылка на бессрочное поселение. Однако после смерти Сталина постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР Евгения Гинзбург была реабилитирована «за отсутствием состава преступления» и освобождена от спецпоселения. Через некоторое время реабилитировали и ее супруга, и они уехали в город Львов.

До 1966 писательница жила во Львове, где работала внештатным корреспондентом в местной газете. По собственному признанию, писала «ради хлеба насущного расхожие статьи и очерки для периодической прессы, главным образом педагогические».

Так о ее жизни в тот период писала приемная дочь Антонина:

Мама всегда и везде была центром внимания, она притягивала к себе людей утонченностью, интеллектом, неукротимой энергией, неунывающим характером и небывалой силой воли — наша квартира во Львове сразу же превратилась в литературный салон.

В это же время Гинзбург работает над циклом мемуарных произведений, своеобразных «беллетризированных воспоминаний», который в 1963 открыла книга «Так начиналось. Записки учительницы».

Рецензируя книгу, Б. Невская отмечала, что автору «живо и образно» удалось воскресить «страницу из истории формирования первого поколения татарской советской интеллигенции». Достоинством книги, по мнению рецензента, явилось и то, что «автору… удалось правдиво передать неповторимое своеобразие общественной атмосферы двадцатых годов с ее, быть может, несколько наивным и прямолинейным, но горячим и светлым романтизмом, передать неподдельный пафос и энтузиазм эпохи». Однако Б. Невская отмечала, что у писательницы есть «некоторый налет сентиментальности — словно она глядит на страну своей юности сквозь розовую дымку». Кроме того, в книге остался не раскрытым подлинный драматизм эпохи, неоднозначность исторических процессов, происходивших в стране. Это отмечала и рецензент: «Не всегда так гладко, как в книжке, разрешались острые, порою болезненные конфликты, встававшие перед поколением победителей».

В дальнейшем последовали написанные в том же ключе и опубликованные в журнале «Юность» «Единая трудовая…» и «Студенты двадцатых годов». Завершила мемуарный цикл повесть «Юноша» — о брате Александре, служившем губернским комиссаром социального обеспечения.

Параллельно с созданием мемуарного цикла Гинзбург писала книгу, ставшую важнейшей в ее творческой судьбе. По словам автора, рукопись существовала в двух вариантах. Один, «гораздо более резкий», носил название «Под сенью Люциферова крыла». Но этот вариант был уничтожен: «Сожгла. Испугалась и сожгла». В середине 1960-х сохраненный вариант под наименованием «Крутой маршрут. Хроника времен культа личности» был передан в редакции журналов «Новый мир» и «Юность».

В 1966 писательница переезжает в Москву. К концу 1966 года надежды на публикацию романа умирают. Из редакции журнала «Юность» рукопись переслали на хранение в Институт Маркса-Энгельса-Ленина с формулировкой: «Может явиться материалом по истории партии». Против публикации рукописи в «Новом мире» выступил А. Т. Твардовский. Он так оценил книгу:

Она заметила, что не все в порядке, только тогда, когда стали сажать коммунистов. А когда истребляли крестьянство, она считала это вполне естественным.

В результате, книга Евгении Гинзбург начинает распространяться в самиздате. В январе 1967 года первая часть «Крутого маршрута» выходит в Милане, затем публикуется во Франкфурте-на-Майне; чтение книги начинает транслировать русская служба Би-би-си. После этих событий, «в целях самозащиты», автор дает интервью итальянской газете «Унита», в котором делает заявление: «Книга издана за границей без моего ведома и согласия».

Личная жизнь

В первый раз Евгения вышла замуж за врача Дмитрия Федорова, преподавателя Первого ленинградского мединститута. У них родился сын Алексей, который после развода остался жить с отцом. Они оба погибли в период блокады Ленинграда. Второй брак писательница заключила с Павлом Аксеновым, фамилию которого носили все ее дети. Супруг был членом Татарского обкома ВКП(б) – крупным чиновником. Именно из-за него ее арестовали, ведь обвиняемых по политической статье «брали» целыми семьями. Евгения не дождалась мужа — ей сказали, что его расстреляют. Лишь спустя несколько лет выяснилось, что он остался жив, а следователи всего лишь давили на бедную женщину, манипулируя сведениями. Однако к тому времени она уже была не свободна. О второго брака остался сын Василий, который стал известным писателем. Ему довелось провести свое отрочество в магаданской ссылке вместе с матерью (она добилась того, чтобы 16-летний подросток переехал к ней). Вот, что о нем пишет приемная дочь Евгении, Антонина Аксенова:

Васе досталось не меньше моего — когда ему не было и пяти лет, родители с клеймом «Враги народа» попали под общую чистку, и Вася, сирота казанская, был помещен в детский дом в Костроме. Позднее, его уже с измененным именем и фамилией с трудом выцарапали родственники отца…

В ссылке на Колыме писательница в третий раз вышла замуж. Она встретила Антона Вальтера – заключенного врача. Они удочерили полную сироту Антонину Хинчинскую, которую случайно увидели в детском доме. Приемная дочь Евгении Гинзбург впоследствии стала актрисой. О третьем браке приемной матери она пишет:

Представьте вместе глыбу искристого льда и сноп яркого пламени. Два антипода, мои приемные родители – Гинзбург и Вальтер.

Дело в том, что писательница не теряла веры в коммунистические идеалы, даже несмотря на то, что с ней сделала эта вера. А Вальтер был глубоко религиозным человеком, никогда не относящимся к партии. Он вообще попал в ссылку за политический анекдот. Однако противоположность их сплотила, и тяжелые судьбы слились в одну.

Евгения Гинзбург с мужем и детьми

После смерти Сталина Гинзбург добилась полной реабилитации и со своим супругом 10 лет провела во Львове, работая над «Крутым маршрутом». После его смерти она переехала в Москву и занималась журналистикой, тщетно пытаясь опубликовать свои мемуары. В свободную продажу в СССР они поступили лишь в 1988 году. Этому немало поспособствовали дети Евгении Гинзбург, которые сохранили память о трагедии на всю жизнь. Приемная дочь Антонина в интервью всегда вспоминает о том, что мать с «крутым» характером всегда была ее родственной душой и надежной опорой.

Библиография: все книги

Женщина с такой искалеченной судьбой много написать не смогла. Все книги Евгении Гинзбург не займут и полки в самом малогабаритном шкафу, однако одни ее мемуары стоят десятитомий – слишком много страданий и скорби заложено в них.

  1. Изучение Октябрьской революции в школе второй ступени. Казань, 1927.
  2. Так начиналось. Записки учительницы. Казань. 1963
  3. Крутой маршрут. Milano. Mondadori, 1967.
  4. Крутой маршрут. (в 2-х книгах). Рига, 1989.

Авторская задача Гинзбург определена так: раскрыть перед читателем внутреннюю душевную эволюцию героини: «Путь превращения наивной коммунистической идеалистки в человека, основательно вкусившего от древа добра и зла, человека, к которому через все новые утраты и мучения приходили и новые озарения (пусть минутные!) в поисках правды. И этот внутренний «крутой маршрут» мне важнее донести до читателя, чем простую летопись страданий»

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *