«Кошмар» на улице Ка-тета

Мысли растеклись, дерево утопилось

На закате 2016 года блюститель информационной тишины Ка-тет (тот еще схимник по части хайпа) выпустил долгожданный релиз «Ветви», который получил в хип-хоп сообществе весьма противоречивые оценки. Причем, их было так много, что мысли как-то сразу расплылись, а дерево утопилось. Немудрено: кто-то говорил о кризисе жанра и стиля, кто-то писал, что Белая Чувашия тяжесть не потянула, а кто-то и вовсе ничего не понял и вменил это в вину автору. Ну что ж, право имеют.

Раскольников убивает старуху-процентщицу

Нашей редакции ближе другая точка зрения.

«Это саундтрек к пробуждению души, не меньше, а все эти рецензии идут тёмным лесом» (с)

Глас народный выражает внутреннюю накипь рецензента, которому довелось писать после других. Все бы хорошо, лидеры мнений не должны быть левой и правой палочкой «Твикс», но иногда, ей богу, комменты написаны лучше статей. Если собрать их воедино, получится годный текст, во всяком случае, более содержательный, ибо фанаты болеют за дело, и, будучи энтузиастами, мотивированы исключительно интересом, чего не скажешь о работниках СМИ, тщеславных и циничных корыстолюбцах (по себе знаю). Поэтому данная статья – образчик коллективного народного творчества, в ней собраны ваши же комментарии, а так же представлен авторский разбор самой ветвистой песни релиза «Кошмар».

Ка-тет – бард? Почему рэпера называют поэтом-песенником?

«Но по сути каждый Ка-Тет это продолжение огней, РИП записывает БАРД стелит, в прочем всё по росту. Ждём, Надеемся и Верим, Кайфуем с каждым треком» (с)

Свою музыкальную карьеру Ка-тет начинал в группе «Огни» под ником «Бард». Вторым участником группы был Рип (больше известный как Ripbeat), автор битов. Они оба много лет делали рэп «по заветам Wu-Tang и Onyx», как пишет the-flow.ru. Вот, что о деятельности группы писали на форуме hip-hop.ru в далеком 2009.

Чебоксарская группа «Огни» (Бард и Рипбит) уже заявила о себе альбомом «Абстракция рифмы» и сольными работами участников, как коллектив, продолжающий традиции хардкор-рэпа с берегов Волги, заложенные еще легендарным «Злым духом». Помимо своеобразного оригинального стиля, тяжелых битов и небанальных текстов стоит отметить еще и необычную для русского рэпа работоспособность. Прошло чуть более полугода с момента выхода их последнего релиза, а ребята уже представляют на суд публики новую компиляцию «Big Pack 2009», состоящую из 2 старых и 2 новых сольника от каждого исполнителя (новые микстейпы Бард – «Затмение» и Ripbeat — «Bone box vol.2»). Слушателей по-прежнему ждут тяжелые биты, мрачное настроение пропитанных дымом лестничных пролетов и темных подьездов, витиевато сплетеные рифмы и ритм, призванный качать истинных ценителей стиля.

Комментарии времен 2009 очень лестные, но ребята почему-то решили расформировать коллектив. Скорее всего, это случилось, потому что Ripbeat вошел в битмейкерский дуэт Dark Faders, который делает музыку и для Ка-тета, и для Луперкаля, и для ATL, да и сами для себя: дуэт выпускает инструментальные альбомы. Как бы там ни было, публика помнит этот проект и скорбит о его утрате. Вот, что ответил один из слушателей в ответ на вопрос о нынешнем состоянии коллектива:

Я у РИПа интересовался, говорит скорее всего ДА. ПечальБеда( (с)

Однако причин для особого беспокойства нет: оба талантливых исполнителя в деле и еще не раз порадуют нас своим творчеством. Наверное.

Многие тусовщики знают Ка-тета как концертного бэк-МС Луперкаля. Их обоих причисляют к бело-чувашской школе (группа рэперов из одного региона, куда входят Луперкаль, ATL, Ка-тет, Мейти, Eecii McFly), которую выделил и ввел в обиход реповед и большой специалист в области современной словесности Бабангида. Когда Луперкаль увлекся граймом, Ка-тет тоже не остался в стороне и поменял стиль. Теперь он тяготеет к брутальной, агрессивной читке и текстам, эстетически выдержанным в мрачной палитре постмодернизма. И все новые треки Ка-тета, выходящие столь нечасто, в 90% случаях вызывают такую реакцию:

Каеф, годнота подъехала
Спасибо!!! Ты уникальный Человек!!!
ооооооооо дааааааааааааааааааа. Дождались!!!!!!))))))

Интересно, что в официальном сообществе исполнителя крайне мало хейтерских отзывов и царит дружелюбная атмосфера. Для паблика о рэпе – феноменально. Вот, что бывает, когда хейт не разводят искусственно с целью создания хайпа. Пожалуй, единственное яблоко раздора среди фанатов – отношения Ка-тета с Оксимироном. Многим не дает покоя тот факт, что такой самобытный и стильный исполнитель — участник объединения Oxxxymiron’a – KULTIZDAT. Действительно, глаза мозолит до волдырей, когда в каждой заметке или статье Ка-тета представляют как протеже Мирона. СМИ, конечно, знают, за что цеплять, это их хлеб, но меры нет этим отсылкам к Большому Брату.

Катет и Оксимирон

Сам Мирон к творчеству своего коллеги и товарища относится с пиететом, никогда не забывая отозваться об обновлениях в Твиттере.  

твит Оксимирона о Ка-тете

Так же артиста поддерживают все выходцы из Белой Чувашии. Луперкаль, например, рисовал ему обложку для релиза, неоднократно записывал гостевые парты и выступал на одной сцене.

твит Луперкаля о Ка-тете

Несмотря на такую всестороннюю  поддержку, деятель андеграундного искусства все же предпочитает оставаться у себя под землей и издавать инфернальные, утробно-воющие звуки из самых недр, оправдывая свою давнюю кличку «злой дух». Кто-то призывает его «выйти в массы», кто-то «выйти из сумрака», а на поверку — к выходу в тираж, ведь мы-то знаем, как известность накладывает свой отпечаток.

Черная метка Джека Воробья

Черная метка Джека Воробья

Кстати, почему Ка-тет выбрал такой ник, и что он означает? Честно говоря, вариантов у нас немного. Мы нашли интерпретацию, связанную с книгой Стивена Кинга «Темная башня». В ней  Катет — это место, где «жизни многих сведены судьбою воедино».

Разбор трека «Кошмар»

Этот трек замыкает победоносное шествие и, стало быть, подводит итоги. Заключительная часть релиза, как и первая, запомнятся лучше всего, а, значит, автор доверит эти позиции самым сильным, любимым или важным песням. Наверное, «Кошмар» тоже имеет большое значение для исполнителя, ведь основные темы этого трека – кредо и жизненный путь творца, едва ли не древнейшие в истории искусства. Кроме того, именно в «Кошмаре» обыгрывается название релиза: герой оказывается в лесу, где хищные ветви охотятся за ним.

В треке есть несколько уровней восприятия. Первый и самый очевидный – это описание кошмарного сна, где лирический герой остается один на один со своими страхами. Второй, поглубже – это истолкование образа леса, как тернистого жизненного пути. Третий, весьма спорный – это выявление взаимосвязи между первым и вторым, иначе говоря, ответ на вопрос: «Почему жизнь в понимании автора – кошмарный сон?».

В голове копошатся черви больных сновидений.
Чавкает жирная гниль. Я иду сквозь частокол плотоядных растений.
Ветви тянутся, будто хотят придушить, под ноги бросаются тени.
Я слышу, как в удушливом воздухе дышат деревья.

Описание кошмарного сна начинается с зарисовки вроде «топи да болота, синий плат небес». Надо отметить, что сон этот напоминает червя, неизменного атрибута залежавшегося мертвого тела. Возможно, автор продолжает в «Кошмаре» тему зомби-апокалипсиса из одноименного трека. Такое сравнение говорит о том, что его преследует ощущение мертвой плоти, которая заполонила все вокруг. Мертвечину следует понимать иносказательно, конечно, как нечто человеческое, тупое и вечное, движимое примитивными инстинктами и стадным чувством. Это инертное безликое большинство, им и правит бал политическая верхушка, недовольство которой Ка-тет выразил в другом треке, более опасном для рассмотрения.

Переплетение крон. Раздулись кривые стволы.
Гнилые грибы, тонет молчаливый крик больной коры.
Где-то воет выпь — ругает непроглядную зыбь.
Седина безысходного злого тумана все тропы завяжет в узлы.

Всеми словоформами автор пытается выплеснуть на слушателя ощущение страха. Он боится заблудиться в этом лесу и говорит об этом в каждой строчке: «переплетение крон», «непроглядная зыбь», «завяжет все тропы в узлы». Таким же ужасом был объят средневековый поэт Данте, автор легендарной «Божественной комедии», так он описывал свой лес:

Каков он был, о, как произнесу,
Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
Чей давний ужас в памяти несу!
Так горек он, что смерть едва ль не слаще

Так Данте изобразил кризис среднего возраста, когда в душе человека начинается смута: он не знает, куда идти дальше. Молодость прошла, старость не близко, а впереди – безвременье, которое никак не определить. Особенно остро эту пору переживают творцы, для многих из них старость так и не началась. Наверное, в образе леса Ка-тет все-таки спрятал аллюзию на смешную и божественную поэму, одним упоминаем создав глубину и объем своего текста. Для автора это более чем актуальная тема, ведь по возрастным и творческим характеристикам он очень напоминает того, кто когда-то пошел за Вергилием в самый подземный торговый центр, где каждому выдают по заслугам.

Ад в "Божественной комедии"

Ад в «Божественной комедии»

Герой Данте тоже очень боялся заблудиться, поэтому его лес столь же дремуч и страшен, как лес Сергея. Однако в «Божественной комедии» провожатый для сомневающегося нашелся, а вот в «Кошмаре» герой выбирается сам. Он уверен в себе и хочет в одиночку обхитрить лес, бросить ему вызов. Таков герой после смерти Бога: если Данте – представитель своей теоцентрической эпохи, где человек ищет божественный промысел и находит его, то Ка-тет – дитя постмодернизма, циничной и бездуховной эпохи в ожидании Годо, и его герой распутывает тропы самостоятельно.

Ждун в ожидании Годо

Над головой: безумие сплетённых ветвей, не пропускающих свет.
Под ногами армия торчащих корней — спит и видит, как мне поломает хребет!
Я оставлю здесь след. Мне ветками кивает темный лес в ответ.
Он знает о том, что в тени его запутанных крон не один отдыхает скелет.

Ветви, корни, кроны – все это жизненные тернии, которые не пропускают нас вперед, сдерживают на пути к цели и окончательно изматывают, иссушая жертву до состояния скелета. Все они – составляющие леса, органическая и неотъемлемая часть жизненного пути. Образы подобраны точно: каждый день мы как будто цепляемся за что-то, запутываемся в круговерти будней, обрастая все новыми и новыми бытовыми мелочами и обязательствами, которые, в конце концов, станут нашими цепями. Эти колючки на одежде, эти раны и царапины от когтистых кустов, эта непроходимая грязь – всему есть вполне рутинные и обыкновенные аналоги даже в самой комфортной и благоустроенной жизни.

Иероним Босх, Корабль дураков

Иероним Босх, Корабль дураков

Мы начинаем свой жизненный путь непримиримыми врагами конформизма, протестующими против тихого омута размеренного быта. Мы хотим знать, любить, быть реально не такими как все, а не просто надеть собачий ошейник и жеманиться, как любимая блогерша. Однако в пути мы вязнем в «жирной гнили» будней и не видим света из-за «сплетенных ветвей», и вот мы уже пополнили ряды тех самых зомби, которых когда-то так красиво презирали… Автор же находит в себе силы протестовать до сих пор и приберег для леса свои ловушки в виде инакомыслия и скрытности.

Темный лес! Ты скажешь: «Это полный привет!»
Но ты не знаешь, что в моей голове; куда идёт Ка-тет,
Так что просто запомни: аналогов нет!
Они просто не видят, для чего я здесь.
Я валю из этих мест! Я иду на свет через
Мудро закрученную вереницу потерь и побед!

В припеве автор как будто говорит о себе, ведь мы действительно не знаем, куда он идет. Многие недоумевают, почему Сергей ведет такую странную маркетинговую игру и не спешит идти в народ, как коробейник — народоволец со своими политическими памфлетами. Видимо, он здесь не для «тус и девок», его предназначение не созвучно с погоней за дешевым хайпом. Как видно, такой затворнический подход дает свои плоды: исполнителя окружают только истинные фанаты, которые понимают, о чем его треки. Случайных людей он не приманивает, да и грош им цена, раз мода надиктовывает им завтрашний день.

Иероним Босх, Семь смертных грехов

Иероним Босх, Семь смертных грехов

Несмотря на свою демонстративную самостоятельность в жизненной борьбе, лирический герой все же набрасывает некое очертание предопределения. Он говорит о мудро-закрученной веренице потерь и побед, которую он преодолевает. Это описание напоминает спираль – известную модель исторического развития, в соответствии с которой события происходят закономерно, в зависимости от фазы спирали. То есть, победа непременно сменится поражением, а после цикл повторится, и так снова и снова. Спиралевидное положение дел, мало того, что справедливо, оно еще и держит человека в тонусе, не дает ему почивать на лаврах. Наверное, именно эти свойства автор находит мудрыми.

В этот сон я нырнул целиком,
Словно труп в заболоченный пруд,
Но зародыш сомнения не барабанил мне в грудь.
Пусть рикошетит эхом этот палевный хруст!
Волчий вой стоит за тощей спиной.
На запястье колотится пульс.
В холодном поту я не скоро проснусь!

Очередное исподмогильное сравнение звучит очень поэтично. Мрачная эстетика Эдгара По и Говарда Лавкрафта приобрела неожиданную форму выражения. Этой прекрасной фразой лирический герой дает понять, что обратной дороги у него нет, он погружен в эту реальность полностью. Автор видит в спутанных тропах призвание и не знает сомнений на этот счет. Он идет навстречу опасности и даже призывает ее, не боясь спровоцировать эхо.

Иероним Босх "Блаженные и проклятые"

Иероним Босх «Блаженные и проклятые»

В средневековой литературе есть еще один образчик творчества, упоминание которого необходимо нам для понимания «Кошмара». Это известная пьеса испанского драматурга Кальдерона «Жизнь есть сон». В уста главного героя Сехисмундо автор вкладывает главное христианское положение: «Мы здесь до пробуждения спим». Спит царь, наслаждаясь властью, спит купец, пресыщаясь богатством, спит нищий, измотанный борьбой за кусок хлеба, но рано или поздно ко всем придет пробуждающая от жизни смерть. Когда Сехисмундо (потерявшийся и неустроенный человек средних лет, кстати) это осознает, он освобождается от многих пороков и находит свой истинный путь.

Мы думаем, что под пробуждением Ка-тет подразумевал смерть, а под сном – жизнь, как это делал в свое время Кальдерон. Поэтому, говоря о нескором пробуждении, автор хочет донести, что смерть еще не близко, и пусть лес не обольщается на его счет.

Иероним Босх, Сад земных наслаждений

Иероним Босх, Сад земных наслаждений

Значит, кошмар – это и есть жизнь, отвратительная и дикая во многих своих проявлениях. Зрелый человек видит ее такой: голой, жестокой и беспощадной, как страшный сон. Молодость еще прикрывала все это безобразие, подкрашивала, но вот она ушла, а человек остался наедине с тем, что так внезапно обрушилось на него во всей своей жути. Старость утихомирит пыл, смажет краски и сбавит темп, но пока она не наступила, надо дать отпор хищнице-жизни, которая так любит живых мертвецов.

Я бегу через глушь.
Мечутся мысли, будто рой мошек.
Мне не надо червивых плодов —
Я увидел подвох! Я тут в поисках Мокши!

Если дьявол – повелитель мух, то мысли, что мечутся, как рой мошек – сами знаете, какие. Человек с такими мыслями действительно отвергнет ребус Бога – запретный плод. Если этот подгончик предназначен для зомби, то понятно, почему он червивый – с гнильцой, как и его потенциальный потребитель. Не удивительно, ведь в наше время для массы плодятся тонны отборного дер’ма, мягко сказать «червивого». Подвох, который увидел автор, в том, что плодами нас покупают и заманивают в темные углы леса, где мы превращаемся в живых мертвецов, обезумевших от потребления.

Иероним Босх, Сад земных наслаждений, детали

Иероним Босх, Сад земных наслаждений, детали

Мокши – философский термин, обозначающий освобождение из круговорота рождений и смертей (сансары) и всех страданий и ограничений материального существования. Это определение в разных вариациях встречается во многих религиозных учениях. В данном контексте оно обозначает способность дистанцироваться от материальных забот и зыбучих песков повседневности, которые в образах ветвей, грязи, корней и прочей лесной амуниции уничтожают духовность и индивидуальность человека, оставляя конвейерного биоробота.

На острых шипах оставляю
Клочья одежды из собственной кожи.
Корчатся чёрствые руки ветвей,
Сочится белёсая слизь под подошвой
И спит молчаливая падаль.
Здесь огрызался зверь — подволакивал лапу, зализывал раны.
Усталые глаза зарастали кошмаром.
Тело выплюнул лес — обмотаны ноги бинтами тумана.

Здесь автор наглядно показывает, что стало с тем, кто пытался противостоять лесу, но не смог. Там, где нынче «спит молчаливая падаль», вчера «огрызался зверь». Это печально, но естественно, круговорот зациклился в бесконечном движении. Сумеет ли герой найти выход? Ответ мы слышим в жизнеутверждающем припеве, который повторяется вновь. У этого зверя еще не перевелись козыри в рукавах.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *