Горячий тур для толкиенистов

«Край без короля, или Могу копать, могу не копать» Вадима Барановского – лучшее, что было написано в русскоязычном Толкиен-комьюнити за последнее время. Это не бестолковая стилизация под общепризнанный канон, не безоглядный рерайт метра и не попытка «словить хайпа» за счет шоутизации властолюбивой вселенной. Это полноценный фантастический роман, который легко воспринимается и без сакрального знания о мире Толкиена. Его можно читать, как самостоятельное произведение, отрешившись от бесконечного поиска пасхалок и связей с первоисточником Профессора, при этом увлечься сюжетом и не на шутку.

О чем роман «Край без короля, или Могу копать, могу не копать»?

Сюжет романа интригует с первых страниц, и вам хватит одного ознакомительного фрагмента, чтобы в него влюбиться. Читатель погружается в печальную повесть Дафниса и Хлои, Ромео и Джульетты, Владимира Дубровского и Маши Троекуровой – историю запретной любви между представителями враждующих кланов. Молодой отважный хоббит Фонси Тук влюбляется в Лилию Чистолап и небезответно. 10 месяцев и 22 дня пролетают, как одно мгновение, и Фонси хочет положить конец тайным свиданиям, сделав избраннице предложение. В ответ на настойчивую просьбу о благословении консервативный и суровый родитель сгоряча отрекается от блудного сына. Сплетня оплетает всю округу, и Лилию увозят прочь от посягательств навязчивого ухажера. От ее имени передают лишь клочок бумаги, где красавица отказывает возлюбленному в праве поддерживать с ней даже мимолетное знакомство. Но упрямец из сильного рода Туков не сдается: он отправляется в опасное странствие, чтобы добыть себе право жить по собственной воле. Это всего лишь зачин первой истории, но и его хватает, чтобы втянуться и читать книгу взахлеб.

В основе повествования лежит две истории. Трагическая любовная история Фонси, которая перерастает в своеобразную притчу о блудном сыне из параллельной реальности, разворачивается за 56 лет до событий, воспроизведенных в книге Толкиена «Хоббит». Опытные читатели встретят там много знакомых лиц.  Вторая часть – это разбушевавшийся маховик времени, который отправляет читателя в глубокую древность Средиземья, во времена Ангмарских войн (около 900 лет назад). Обе истории тесно взаимосвязаны, и эта связь держит в напряжении вплоть до финала, не позволяя расслабиться.

Также в книге есть подробное приложение, в котором автор, как усердный летописец, находит своей истории место в иерархии исторических событий и сплетает единую сюжетную канву, приводя в качестве аргументов карты, свидетельства и другие предания старины глубокой.

Почему роман лучше читать, чем не читать?

Казалось бы, заурядная авантюрная книжонка с элементами фентези, да еще и заимствованными из популярного источника, одно упоминание которого является залогом литературного успеха в определенных кругах. Однако автор – не простачок, он взял от приключенческого романа лишь форму, чтобы заинтересовать читателя. На самом же деле в тексте скрыто такое множество смысловых слоёв, что глубина его просто поражает. Во-первых, знатоки вселенной оценят те еле заметные детали, словно угаданные художником слова. Они идеально вписываются в фантастический мир Толкиена, как безошибочно подобранный пазл. Во-вторых, изящный и ненавязчивый стиль зрелого писателя облегчает восприятие романа, а не утяжеляет задумку тяжелыми лексическими конструкциями и ярко выраженными выкрутасами самоутверждения ради. Кроме того, хочется отметить разнообразные фольклорные частицы (песни, крылатые фразы и т.д.), которые погружают читателя в самобытную культуру хоббитов, как этноса, пусть и вымышленного, зато детально прорисованного, как фантастические образы на картинах Константина Васильева. Причем, речь идет не только о хоббитах, но и о других народностях, более или менее подробно описанных в знаменитой трилогии. Например, многие рецензенты отмечают бытоописание орков, которых Профессор вниманием обошел. Языковой аспект Средиземья передан автором очень талантливо. Гномий, северный, риворский и орочий языки невозможно пеепуать между собой: каждый из них наделен особым, неповторимым колоритом. Например, риворский язык не под силу даже Яндексу, освоившему эльфийский. То есть, автор не только создал увлекательный сюжет и воссоздал правдоподобные вселенские флешбеки, но и собрал по крупицам полноценный новояз. В-третьих, повторюсь, писателю удалось выйти за рамки фанфика, его книга может существовать обособленно от трилогии и восприниматься, как нечто цельное и самобытное.

Автор мыслит в рамках постмодернистской парадигмы, то есть использует современные художественные приемы для выражения мысли. Например, мне, как и многим рецензентам, бросились в глаза многочисленные аллюзии на Шекспира, Филатова, Макаревича и не только. Каждый находит их в меру своей начитанности. Разумеется, всем очевидны крепкие интертекстуальные связи с Толкиеном, а кому-то и вовсе кажутся библейские мотивы. В альтернативной реальности блудный сын 21 века «ушел путешествовать и не вернулся», но в хождении по мукам все же увидел свою темную сторону и … не пришел к отцу с покаянием.

Так же любопытно посмотреть, как сложились отношения почивших Ромео и Джульетты в образах здравствующих героев Барановского: они не убоялись своих темных отражений и попытались выстроить отношения вопреки всему. Одна из вариаций финала знаменитой коллизии чувства и долга заслуживает внимания искушенного читателя.

Экзистенциальные мотивы в произведении заставляют ищущего подумать над тем, как обрести. Мало ли, вдруг в образе Фонси привидится лик многострадального одинокого человечества, которое в одночасье оказалось один на один со своими вопросами и желаниями. Бог вычеркнул его из родословной и лишил наследства, идеалы от него открестились, и вот впереди тот самый долгий путь домой, туда, где нас нет, как нет и того, зачем мы туда идем.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *