Экзистенциальная тошнота Есенина в стихотворении «Сукин сын»

Сергей Есенин — великий русский поэт 20 века. Его стихотворения бессмертны: их всегда читали, читают и будут читать. Они никогда не утратят своей актуальности. Когда все дежурные фразы вывалены, можно начать.

Всем близка тема первых чувств, но ощущения неудовлетворённости, ностальгии и недосказанности «после бала» терзают не каждого. Стихотворение «Сукин сын», которое было написано в июле 1924 года, за полтора года до смерти поэта, как раз об этом. А не предчувствовал ли он свою кончину? Не пытался ли сказать, что знает о ней наверняка? Остается только догадываться, ведь тайна его гибели не раскрыта до сих пор.

Уже с первых строк становится ясно, что вместе с лирическим героем мы отправляемся в прошлое: «Снова выплыли годы из мрака», «Мне припомнилась нынче собака». Время скоротечно, юность проходит, но то, что мы видели, ощущали и чувствовали, остаётся в памяти навсегда. Он вспоминает «девушку в белом», которой отправлял письма через ошейник пса, но они не были прочитаны. Кто эта девушка? И так ли это было на самом деле?

«Не у всякого есть свой близкий,

   Но она мне как песня была…»

Лирический герой сравнивает девушку с песней, а звучание песен не только вдохновляет, но и помогает набраться сил, энергии, позабыть обо всем на свете. Музыка в произведении выступает символом образа возлюбленной, которая всего лишь одна из представительниц рода человеческого, как знакомая мелодия со словами – лишь одна из бесчисленных вариаций этого союза. Для всех. Но не для него. Он сам создает себе любовь, используя все силы воображения, и превращает обычную девушку в предмет страсти и поклонения, наделяя ее всеми мыслимыми достоинствами. Тоже самое исполнитель делает с песней, вкладывая в нее индивидуальные интонации и переживания. Авторская интерпретация далека от первоисточника, как и поэтический образ далек от реального человека, поэтому влюбленность так часто оборачивается фиаско, а не приводит пару к алтарю. Лирический герой испытывал сильные чувства, как боль, захватившую его врасплох. На какое-то время его мироощущение коренным образом поменялось, он жил, словно в лихорадке или горячке. Но постепенно сквозь нарисованные черты ангела стало проступать реальное женское лицо. Он тоже начал терять былое очарование в глазах своей пассии. Произошел разрыв. Об этом не говорится прямо в тексте, но такое развитие событий легко предугадать. Есенин не рассказывает читателю повесть, он намекает на нее, как и положено хорошему поэту. История банальна: разочарование не понаслышке знакомо каждому из нас. Однако резкие, искренние метафоры, сравнения и эпитеты Есенина, как острый грифель карандаша, делают пронзительно точную зарисовку реальной картины мира, набрасывая лишь контуры.

«Да, мне нравилась девушка в белом,

Но теперь я люблю в голубом»

В этом отрывке, который уже стал крылатой фразой, автор цинично выносит приговор своим первых чувствам, но не говорит об этом буквально. Он ограничивается одной издевательской фразой, хотя читатель угадывает болезненную гримасу на месте злой усмешки. Вместо былого «люблю» герой использует «нравилась», понижая ценность воспоминаний. Такой деланно поверхностной формулировкой он показывает, что изменилась не только девушка, но и его отношение к чувствам, его вкусы и пристрастия, да и сам он уже не тот желторотый юнец, которому могла понравиться та, что в белом. Кстати, белый – цвет невинности тогда, как голубой уже не лишен кокетства.

Вероятно, стихотворение посвящено Анне Сардановской — первой музе поэта, девушке, которую он, не побоюсь этого слова, любил. Неизвестно, когда произошла их первая встреча, но, если опираться на факты и слова близких Сардановской, то дружить они начали в возрасте шестнадцати-семнадцати лет. Общение их, кстати, хоть и с переменным успехом, длилось до самой смерти Анны, а скончалась она в апреле 1921. Их судьбы были сплетены, но до брака дело не дошло, хотя в 1913 году говорили:

«Мы любим друг друга и в будущем даём слово жениться. Пусть, кто первый изменит и женится или выйдет замуж, того второй будет бить хворостом»

И вот, через многие годы, лирический герой вновь вернулся в родимые края.

  «Та собака давно околела,

Но в ту ж масть, что с отливом в синь,

С лаем ливисто ошалелым

Меня встрел молодой ее сын.»

Сын — воплощение своей матери, его появление пробуждает ностальгию. Собака, что была его верным союзником в борьбе за женское сердце, перевоплотилась в щенке, но любовь лирического героя к женщине умерла быстрее животного и не оставила ни следа. Девушки сменяются, как их платья, и очевидно, что в мире нет ничего постоянного, кроме показной смены эпох, декораций, спутниц и поколений. Но по сути все то же самое, и с этим осознанием к герою подступает зрелость мысли и чувства, как экзистенциальная тошнота.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *