Анализ стихотворения Тютчева «Silentium»

Поэзия Федора Ивановича Тютчева – классический образец стихосложения золотого века русской поэзии. Легкость и плавность языковых оборотов, певучесть и музыкальность стиха являются отличительными чертами лирики того периода, которые автор воплотил в своем творчестве. Маленькие стихотворения, называемые фрагментами, хорошо запоминаются и красиво звучат на слух, когда становятся романсами. Например, песня «Я встретил вас – и все былое…» до сих пор любима многими исполнителями и слушателями. Однако самым интересным (в концептуальном плане) направлением творческой энергии Тютчева считается философская лирика. В частности, исследователей и читателей занимает трактовка знаменитого стихотворения «Silentium» (что в переводе означает «молчание»).

Жанр стихотворения Тютчева так и называется Стихотворение (еще его называют фрагментом). Размер стихотворения»Silentium» — четырехстопный ямб. Оно состоит из 18 строк, разделенных на три шестистишия. Каждое из них относительно самостоятельно как в смысловом, так и в интонационно-синтаксическом  отношении.  Однако развитие лирической темы скрепляет их единое композиционное целое. Из формальных средств автор избирает однородные концевые рифмы. Это точные, мужские, ударные рифмы, которые акцентируют внимание читателя на основных моментах произведения. Дидактическая, убеждающая, ораторская интонация берет свое начало из оды и унаследовала от этого жанра пафос и напор, необходимые для реализации авторского замысла. «Молчи, скрывайся и таи», — властное приказание повторяется трижды, надолго оседая в памяти.

Во второй строфе повелительная интонация становится убеждающей, она разъясняет, почему искренние порывы ума и сердца нужно сдерживать и скрывать в недрах души? Автор логически доказывает свою точку зрения:

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.

Тютчев имеет в виду даже не мысли, а духовную сущность, которую невозможно передать словами. Чувство, заключенное в робу будничного разговора, будет отрывочным, неполным, ложным, ведь не будет выражено в полной мере. Пытаясь обрушить на людей свои откровения о жизни души, человек не достигнет цели, все испортит и опошлит.

Взрывая, возмутишь ключи, —

Питайся ими — и молчи.

Высказывая все и всем, человек только нарушит внутреннюю гармонию. Лучше пребывать в ней и развиваться, чтобы только близкие люди оценили богатства души.

В третьей строфе автор сформулировал угрозу, которая сулит неприятности тем, кто захотел выложить всю свою подноготную.

Лишь жить в себе самом умей —
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи, —
Внимай их пенью — и молчи!.

«Таинственные думы» возвращают мысль к первой строфе, они аналогичны «чувствам и мечтам» , которые, как живые существа, «и встают, и заходят», — то есть это не мысли, а оттенки состояний души, чувств и грез. Их то и могут «разогнать» лучи и «оглушить» наружный шум.  Житейская суета, сумятица быта отвлекают человека, его чувственный мир страдает от соприкосновения с грубой действительностью. Поэтому жизнь души не должна выходить за ее пределы, только внутри она сохранит гармонию.

Вечная разобщенность людей, которую мы боимся и пытаемся преодолеть, показана автором в этих строках. Изливать душу – не выход, ведь все люди разные и многие просто не способны понять друг друга. В многообразии людей, характеров, типажей заключается прелесть нашего мира, поэтому нельзя считать ее проблемой, подравнивая человека на прокрустовом ложе. Все и не должны понимать одного. Чтобы избежать конфликта, глубины своей души мы можем открывать только очень близкому окружению: семье или закадычному другу. Именно такой избирательности учит нас Федор Иванович Тютчев.

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *