Анализ рассказа Чехова «Суд»

Рассказ «Суд» был опубликован в московском журнале «Зритель» в 1881 году. Автором значился Антоша Чехонте. Такое прозвище будущему писателю придумал учитель Закона Божьего в таганрогской гимназии и близкий друг семьи Чеховых отец Покровский (Федор Платонович). Позднее это имя стало одним из самых известных псевдонимов знаменитого юмориста, под которым он опубликовал множество ранних произведений. Интересно отметить, что для Чехова написание первых рассказов для разных журналов было возможностью не только познакомить читателей со своим творчеством, но и помочь родным деньгами. Некоторое время семья удерживалась на плаву именно благодаря таланту и расторопности сына, что, впрочем, не имело пагубного влияния на становление и развитие писательских способностей молодого человека.

История создания

Впервые на страницы журнала рассказ попал под другим названием: «Сельские картинки. а) Суд», из чего следует вывод, что замыслом автора было создать ряд произведений о деревенском быте. В дальнейшем эта идея не была реализована. Чехов также собирался включить рассказ в собрание сочинений 1899 года. Для этого была произведена серьезная работа над текстом: он был сокращен, утратил некоторые сюжетные линии, автор убрал некоторых персонажей. Тем не менее, и эта задумка не осуществилась, Чехов по неизвестным причинам исключил «Суд» из второго тома произведений. В то же время, переработанный текст стал хрестоматийным.

О чем рассказ «Суд»?

Суть рассказа «Суд» проста. Лавочник Кузьма Егоров подозревает сына в краже денег. По такому случаю он созывает знакомых – лиц разных профессий и положений, но явно равно и высоко уважаемых в обществе, чтобы вместе с ними судить предполагаемого преступника, а при необходимости и учинить над ним расправу. Серапиона допрашивают. Хотя, кажется, что лавочник и его помощники настроены на честное разбирательство, а некоторые даже симпатизируют «подсудимому» (например, дьячок Феофан Манафуилов), но постепенно становится ясно, что так называемый суд уже решил дело по-своему и не в пользу сына Кузьмы.

Сирапион никак не может спасти положение: он то пускается в пространные нравственно-философские рассуждения, то путается в показаниях, особенно в самом главном – брал он деньги, или нет. Вина молодого человека считается неоспоримой. Кузьма Егоров сечет сына. Толпа зевак с восторгом наблюдает за «представлением». После того, как лавочник прекращает экзекуцию, неожиданно входит его жена и сообщает, что нашла деньги в кармане Кузьмы Егорыча. Отец, обращаясь к сыну, сконфуженно бормочет извинения.

Идея и проблематика

В основу произведения заложена идея — показать произвол, творимый властьпридержащими людьми. Имея возможность поступать так, как хочется, они порой подстраивают ситуацию под себя, не считаясь с имеющимися фактами или не утруждая себя поисками необходимых. Против такого давления обычный человек, как правило, бессилен. Обстоятельства сминают его, не дают оправиться и защитить себя, высвободиться из губительных пут.

Но, пожалуй, не в этом видит автор главную проблему. Нас интересует финальная сцена рассказа. Серапион, снеся «терзания» без единого звука, покидает комнату, где проводилось «заседание», с гордо поднятой головой. Этим завершалось повествование в первой редакции, но позднее Чехов добавил еще одну деталь: даже после ухода многострадального молодого человека жандарм Фортунатов еще долго ходил по двору «красный, выпуча глаза» и говорил «Еще! Еще! Так его!». Разумеется, тем самым героический пафос поступка Серапиона был снижен. Внимание читателя было отвлечено и далее, вспоминая реплики, действия и жесты сына лавочника, он мог убедиться в том, что Егоров-младший едва ли  был достоин восхищения. Он ведь даже для себя не решил, чего он пытается добиться. Каждый раз, меняя тактику, молодой человек силится то доказать, что деньги он не крал, то привести аргументы, оправдывающие то, что он их взял. Время от времени Серапион переходит на обвинения в сторону судей, а в конечном итоге вообще отказывается от самозащиты, заявляя, что уже давно готов ко всем мучениям.

Такое поведение кажется сомнительным. Покорность «подсудимого» судьбе не делает ему чести точно так же, как уверенность в собственной правоте не красит судей. Читатель, сочувствуя Серапиону, все же не может сдержать иронической улыбки, ибо герой смешон в своих потугах, равно как и его мучители, каждый со своим видением ситуации.

Чему учит Чехов?

Подводя итоги, можно предположить, что автор, обличая слабости обеих сторон, ведет читателей к пониманию того, как не стоит поступать, в надежде на их благоразумие и понятливость. Рубить с плеча, делать выводы без веских оснований может только очень самовлюбленный человек, попросту говоря, самодур. Очень легко обвинить другого, особенно если ему и оправдаться то нечем. Гораздо труднее «докопаться» до истины, а признать собственную неправоту порой может лишь очень сильный человек. В то же время не следует забывать о себе тогда, когда на голову сыпятся беспочвенные обвинения, ведь оставить все на самотек, покориться чьей-то воле — значит потакать чужой прихоти и тоже идти против истины.

Автор: Полина Матвеюк

Интересно? Сделай репост!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *