Анализ произведения «Посторонний» (Альбер Камю)

Повесть «Посторонний» — художественный манифест экзистенциальной философии, который выражает сложную систему мировоззрения на языке художественной литературы и тем самым адаптирует ее для широкого круга читателей. Альбер Камю написал множество научных работ, где изложил все принципы и догмы экзистенциализма, но многие люди не смогли бы осилить эти трактаты и никогда не узнали об их содержании. Тогда философ превратился в писателя и в своем произведении отразил рефлексию послевоенного поколения, которое столь болезненно воспринимало мир вокруг.

История создания

Идея произведения сформировалась в 1937 г., то есть на его написание ушло около трех лет. В записной книжке Альбер Камю набросал схематичное описание будущей работы:

Рассказ: человек, который не хочет оправдываться. Он предпочитает то представление, которое сложилось о нем у окружающих. Он умирает, довольствуясь сознанием своей правоты. Тщетность этого утешения

Композиция романа (или повести, на этот счет нет единого мнения) состоит из трех частей, об этом автор сделал упоминание в своих записях в августе 1937 года. Первая повествует о предыстории героя: кто он, как живет, чем занимает время. Во второй происходит преступление. Но самая главная часть – это финальная, где Мерсо бунтует против любого компромисса с господствующей моралью и предпочитает оставить все, как есть – никак не пытаться спастись.

Многие исследователи находят схожесть «Постороннего» и первого крупного художественного произведения Камю «Счастливая смерть»: сюжетные повороты, имена героев, некоторые едва уловимые детали повторяются. Более того, писатель перенес некоторые фрагменты, не меняя ни содержания, ни формы. Следует отметить, что среди возможных названий книги фигурировали такие варианты, как: «Счастливый человек», «Обыкновенный человек», «Безразличные».

«Посторонний» был впервые опубликован в 1942 г. Он сразу завоевал внимание публики и полюбился ей. Теперь эта книга является визитной карточкой французской экзистенциальной литературы.

Камю использовал композицию романа «Красное и черное» Стендаля. Произведения делятся на две части, кульминации и философский накал – сцены в камерах. Мерсо – антипод Сореля: пренебрегает карьерой и женщинами, убивает, а не делает попытку убийства, случайно, а не специально, не оправдывается. Но оба они — романтики, тесно связаны с природой и тонко ее чувствуют.

Смысл названия

Заглавие повести интригует, не часто произведения, особенно тех лет, нарекали одним лишь прилагательным. Название произведения «Посторонний» — это указание на особенность главного героя: он относится к миру вокруг него отстраненно, обособленно, как будто происходящее где бы то ни было и кем бы то ни было его не волнует, как человека со стороны. Ему есть, куда уйти, здесь он временно, праздно и равнодушно созерцает то, что есть, и не чувствует никаких эмоций, кроме последствий физических ощущений. Он – случайный прохожий, которого ничего не касается.

Его отстраненность ярче всего выражается в отношении к матери. Он в подробностях описывает, как жарко было в день ее похорон, но ни словом не выдает своей печали. Мерсо не равнодушен к ней, просто он живет не социально значимыми ценностями, а ощущениями, настроениями и чувствами, как первобытный человек. Логика его поведения раскрывается в отказе от предложения о повышении. Ему дороже видеть море, чем зарабатывать больше. В этом своем поступке он в очередной раз демонстрирует, как чужда ему потребительная и местами сентиментальная философия современного общества.

О чем книга?

Место действия – Алжир, на тот момент колония Франции. Офисный работник Мерсо получает извещение о смерти матери. Она доживала свой век в богадельне, и он направляется туда проститься с ней. Однако никаких особенных чувств герой не испытывает, о чем красноречиво сообщает его равнодушный тон. Он машинально исполняет необходимые ритуалы, но не может выдавить из себя даже слезы. После мужчина возвращается домой, и из описания его быта мы узнаем, что он безразличен решительно ко всему, что дорого обывателю: карьере (отказывается от повышения ради того, чтобы не уезжать от моря), семейным ценностям (ему все равно, будет у него брак с Мари или нет), дружбе (когда сосед говорит ему о ней, он не понимает, о чем речь) и т.д.

Отсутствие эмоций выражает не сам рассказчик, а стиль его изложения, ведь рассказ в «Постороннем» ведется от его лица. Сразу после похорон матери он заводит девушку и ведет ее в кино. Параллельно налаживает отношения с соседом, который делится с ним самыми откровенными подробностями личной жизни. Раймон содержал местную женщину, но у них произошла размолвка насчет денег, и любовник избил ее. Брат жертвы по обычаям предков поклялся отомстить обидчику, и с тех пор за импульсивным мужчиной ведется слежка. Он заручается поддержкой Мерсо, и вместе с дамами они отправляются на дачу к общему знакомому. Но и там преследователи не отступили, и главный герой как раз встретил одного из них под палящими лучами солнца. Как-раз накануне он одолжил у товарища пистолет. Им он и застрелил араба.

Третья часть разворачивается в заточении. Мерсо арестовали, идет следствие. Судейский чиновник с пристрастием допрашивает преступника, не понимая мотива убийства. В тюрьме герой понимает, что оправдываться бесполезно, и никто его не поймет. Но истинный смысл его поведения читатель узнает лишь в части, где грешник должен был покаяться священнику. Духовный отец пришел к узнику с проповедью, но тот стал распаляться и категорически отрицать религиозную парадигму мышления. В этой исповеди и сосредоточена его идеология.

Главные герои и их характеристика

  1. Мерсо – главный герой романа «Посторонний», молодой мужчина, офисный работник, проживающий во французской колонии. Его фамилия  — может читаться не как Mersault, а как Meursault — что в переводе означает «смерть» и «солнце». Он отвергнут и не понят обществом, как романтический персонаж, однако его одиночество – гордо осознанный выбор. Кроме того, с романтизмом его роднит единение с естественным миром: они действуют и живут в унисон, и ради ощущения этой гармонии он не хочет покидать море. Камю полагал, что человек в этом мире абсолютно одинок, а жизненный путь его не имеет заложенного Богом смысла. Природа не для него, не против него, она просто безразлична к нему (ей и уподобляется Мерсо). Высшего разума нет, есть только воля личности признать хаотичность и случайность вселенной, а также найти для себя смысл в действии или противодействии, в общем разнообразить свое существование. Именно так поступил Сизиф, герой философского эссе того же автора. Он тащил в гору камень напрасно и знал об этом, но получал удовлетворение от своего бунта против богов, не усмиренного их карой. Ту же идею писатель вложил в образ Постороннего: он довольствуется сознанием свой правоты и равнодушно встречает смерть. Это логичный финал, ведь все его поступки происходят как бы на автомате, бесстрастно и неосознанно. Автоматизм в произведении раздваивается на причины, его породившие: физиологическая привычка и социальная традиция. Как раз у главного действующего лица – причина номер один, он в точности фиксирует явления природы и вступает с ней в реакцию, как элемент домино. Вместо рассуждений он подробно и монотонно описывает жару, морскую прохладу, удовольствие от созерцания небес и т.д.  Камю усугубляет протокольный стиль демонстративной тавтологией: во втором абзаце “Выеду двухчасовым автобусом и ещё засветло буду на месте”; в третьем абзаце: “Выехал двухчасовым автобусом”). Но голое, сухое перечисление рассказчика означает не только отсутствие смысла, но и то, что дано человеку вместо смысла, – автоматизм – то, чем является связавшая его апатия. Он и пишет, как автомат: нехудожественно, нелогично и не пытаясь понравиться. Лучше всего его характеризует неоднократно повторяющаяся цитата «это мне все равно». Единственное, что ему не безразлично, — это радости плоти: еда, сон, отношения с Мари.
  2. Мари – обыкновенная симпатичная девушка, коллега главного героя. Она знакомится с ним на пляже, позже у них завязывается роман. Она миловидна, стройна, любит плавать. Молодая женщина мечтает выйти замуж и устроить свою жизнь, в ее мировоззрении главенствуют традиционные ценности. Она жмется к Мерсо, пытается зацепиться за него, ей не хватает мужества и ума признаться себе в том, что любовник един с природой в состоянии безразличия к людям и страстям. Поэтому Мари не замечает странностей ухажера и даже после совершенного им убийства не хочет отпускать свои радужные иллюзии о браке. В ее образе автор показал, как ограничены, мелочны и заурядны человеческие стремления, сдавленные консервативной парадигмой мышления, где замком из песка угнездился воображаемый порядок.
  3. Раймон – «друг» главного героя. Он легко, но не крепко сходится с людьми, общителен, активен и разговорчив. Это бесшабашный, легкомысленный мужчина с криминальными наклонностями. Он избивает женщину, покупает ее любовь, носит оружие и не боится его применить. Его протестное поведение, нарушающее все каноны и правила той страны, где он находится, тоже выражает определенную мысль. Автор видит в нем двойника Мерсо, у которого, в отличие от оригинала, притуплена интуиция и нет связи с природой. Пустоту, образовавшуюся в апатичном и ничего не признающем друге, он заполняет низменными страстями и запретными развлечениями. Раймон встроен в социум и играет по его правилам, хоть и противоречит им. Он не осознает экзистенциальной тошноты и не бунтует открыто, так как в его сознании все еще остались барьеры, сдерживающие сущность.
  4. Священник – воплощенная в чисто символический образ религиозная идея. Духовный отец проповедует божественное предопределение, навязывает четкое разграничение на добро и зло, указывает на наличие справедливого небесного суда, райских врат и тому подобного. Он призывает Мерсо покаяться и уверовать в возможность искупления греха и вечного спасения, чем приводит заключенного в ярость. Упорядоченное мироустройство, где все взвешено и продумано, никак не вяжется с тем, что испытал и увидел Камю на своем веку. Поэтому он считал, что идея Бога потеряла актуальность, и человечеству больше невозможно обманывать себя его «господней волей». В подтверждение этой мысли философ описывает убийство по случаю, никак не мотивированное и не запланированное, более того, не оплаканное и не вызвавшее раскаяния и оправдания.
  5. Образ солнца. У язычников солнце (хорос, хорс или ярило) — бог плодородия. Это очень своенравный и жестокий бог, который, например, растопил Снегурочку в народном славянском предании (которое позже обыграл Островский в своей пьесе). Язычники сильно зависели от климатических условий и боялись разгневать светило, чья помощь необходима для хорошего урожая. Именно оно вынудило Мерсо на убийство, герой тоже привязан к природе и зависим от нее: он единственный, кто наблюдает за ней. Экзистенциализм тесно связан с язычеством в тезисе «существование первично». В момент схватки солнце стало как бы озарением для человека, пограничным состоянием, которое пролило свет на его мировоззрение.

Проблематика

  • Вопросы поиска смысла жизни и нигилизма в романе «Посторонний» — главные проблемы, которые поднимает автор. Камю — мыслитель 20-го века, когда крушение моральных норм и ценностей в сознании миллионов европейцев представляло собой факты современности. Конечно, нигилизм, как следствие кризиса религиозной традиции, проявлялся в разных культурах, но такого острого конфликта, такого глобального разрушения всех устоев история не знала. Нигилизм 20 века — выведение всех следствий из «смерти Бога». Прометеевский бунт, героическое «самопреодоление», аристократизм «избранных» — эти темы Ницше были подхвачены и видоизменены философами-экзистенциалистами. Мыслитель дал им новую жизнь в «Мифе о Сизифе» и продолжил работы с ними в «Постороннем».
  • Кризис веры. Религиозную веру автор считает ложью, оправданную лишь тем, что она якобы во благо. Вера примиряет человека с бессмыслицей существования нечестно, отбирая ясность видения, закрывая ему глаза на правду. Христианство толкует страдания и смерть, как долг человека перед богом, но не дает доказательств, что люди — должники. Они обязаны верить на слово в сомнительное утверждение, будто дети детей … в ответе за грехи отцов. Что же такого сделали отцы, если все платят, а долг с годами только растет? Камю ясно и отчетливо мыслит, отвергая онтологический аргумент — из наличия у нас идеи Бога нам не вывести его существования. «У абсурда куда больше общего со здравым смыслом, — писал автор в 1943 г. — он связан с ностальгией, тоской по потерянному раю. Из наличия этой ностальгии нам не вывести самого потерянного рая». Требования ясности видения предполагает честность пред самим собой, отсутствие всяких уловок, отказ от смирения, верность непосредственному опыту, в который нельзя ничего приносить сверх данного.
  • Проблемы вседозволенности и подлинности выбора. Однако из абсурда следует отрицание моральных и этических норм. Камю делает вывод — «все дозволено». Единственной ценностью становится полнота переживания. Хаос не надо уничтожать самоубийством или «скачком» веры, его нужно максимально полно изжить. На человеке нет первородного греха, и единственной шкалой для оценки его существования является подлинность выбора.
  • Проблемы, вытекающие из абсурдности реальности: несправедливый и откровенно глупый приговор Мерсо, основанный на том, что он не плакал на похоронах, нелепая месть арабов, повлекшая смерти невинных людей и т.д.

В чем смысл повести?

Если Ницше предложил утратившему христианскую веру человечеству миф о «вечном возвращении», то Камю предлагает миф об утверждении самого себя — с максимальной ясностью ума, с пониманием выпавшего удела. Человек должен нести бремя жизни, не смиряясь с ним — самоотдача и полнота существования важнее всех вершин, абсурдный человек избирает бунт против всех богов. Эта идея легла в основу «Постороннего».

Антиклерикальный бунт Альбера Камю и полемика с христианством выражены в финальной сцене, где мы не узнаем Мерсо: он почти что набросился на священника. Духовник навязывает преступнику другое понимание вселенной – упорядоченное и мифологическое. Он проповедует традиционные религиозные постулаты, где человек – раб Божий, который должен жить, выбирать и умирать по его заповедям. Однако герой, как и автор, противопоставляет этой системе ценностей свое абсурдное сознание. Он не верит в то, что в нагромождении бессвязных и разбросанных элементов есть какой-то промысел, да еще и переведенный людьми в чувства. Никакая сила не наказывает и не поощряет, нет справедливости и гармонии, все это лишь абстракции, придуманные услужливым мозгом для того, чтобы разнообразить бесцельный земной путь в никуда. Смысл повести «Посторонний» – в утверждении нового мировоззрения, где человек покинут богом, мир равнодушен к нему, а само его появление – переплетение случайностей. Нет предопределения, есть существование, запутанный узел, направляющий нити жизни. То, что произошло здесь и сейчас – вот, что имеет значение, ведь другого места и времени у нас уже не будет. Надо принять это, как есть, не создавая фальшивых идолов и райских юдолей. Судьба не делает нас, мы делаем ее, а также множество никак не зависящих друг от друга факторов, которыми управляет случай.

Герой приходит к выводу, что за жизнь не стоит бороться, так как ему рано или поздно все равно суждено уйти из мира в небытие, и не суть важно, когда это случится. Он умрет непонятым, одиноким и в той же камере, но нареченной по-другому. Зато его мысль прояснилась, и смерть он встретит спокойно и мужественно. Он достиг понимания мира и готов его покинуть.

Сам автор прокомментировал главный образ в романе так: «Он тот Иисус, которого заслуживает наше человечество». Он проводит аналогию с Христом, ведь обоих героев общество не принимает и лишает жизни за это. По сути, их приговор – это нежелание людей понимать их идею. Им легче убить миссию, чем напрягать мозги и души. Однако библейский мученик слишком идеален для нашего мира и не стоит его. Он оторван от реальности в той же мере, что и его утопические идеи о равенстве и справедливости, завещанные Отцом Небесным. Тот, кто действительно подходит любителям публичной казни, — это Мерсо, ведь ему хотя бы все равно на то, что с ними будет, а это хуже жертвенной любви Христа, но лучше жестокости и агрессии палачей. Он несет человечеству не радужные надежды на воскресение, а жесткое и бескомпромиссное разрушение его образа мыслей, которое не несет никакой отрады, кроме ясности видения, экзистенциального прозрения. Поэтому его мучители вполне обоснованно злятся и негодуют, пытаясь задушить суровую правду жизни.

Критика

Известно, что критики восприняли роман благосклонно, все-таки идеи экзистенциализма к тому времени уже набрали популярность в интеллигентных кругах. Особенно восторженно  и пылко откликнулся критик Г. Пикон:

Если бы через несколько веков осталась только эта короткая повесть как свидетельство о современном человеке, то ее было бы достаточно, как достаточно прочесть «Рене» Шатобриана, чтобы познакомиться с человеком эпохи романтизма

Книгу анализировал Жан Поль Сартр, более радикальный теоретик экзистенциализма. Он сделал детальный разбор текста, давая ясную и незаурядную трактовку описанным событиям. Людям, привыкшим к классической литературе, тяжело дается модернистская повесть «Посторонний» хотя бы за счет необыкновенно нелогичного и порой просто издевательского синтаксиса

Повествование тут дробится на бесчисленное множество предложений, синтаксически предельно упрощенных, едва соотнесенных друг с другом замкнутых в себя и самодостаточных, — своего рода языковых «островов»

Многие сравнивают эту манеру изложения с сочинением на тему «Как я провёл летние каникулы». “Прерывистое следование рубленых фраз”, «отказ от причинно-следственных связок”, «использование связок простого следования» (“а”, “но”, “потом”, “и в этот момент”) – перечисляет Сартр признаки “детского” стиля Мерсо. Критик Р.Барт определяет его через метафору “нулевая степень письма”:

Этот прозрачный язык, впервые использованный Камю в «Постороннем», создаёт стиль, основанный на идее отсутствия, которое оборачивается едва ли не полным отсутствием самого стиля

Критик С. Великовский в «Гранях несчастного сознания» упоминает о том, что герой по многим параметрам похож на слабоумного или душевнобольного человека:

Записки «постороннего» — словно гирлянда попеременно загорающихся лампочек: глаз ослеплен каждой очередной вспышкой и не улавливает движения тока по проводу

Также критик акцентирует внимание на сатирическом подтексте произведения, перечисляя те стороны нашей жизни, которые высмеиваются автором во второй части произведения:

Сквозь оторопелое удивление «постороннего» проступает издевка самого Камю над мертвым языком и ритуалом мертвой охранительной официальщины, лишь прикидывающейся осмысленной жизнедеятельностью.

Американский социолог Эрих Фромм в исследовании «Человек одинок» тоже отпускает ремарку насчет феномена главного героя Камю, объясняя на его примере сущность новой показной нравственности и жизни, доведенной до автоматизма:

В современном капиталистическом обществе отчуждение становится почти всеобъемлющим, — оно пронизывает отношение человека к его труду, к предметам, которыми он пользуется; распространяется на государство, на окружающих людей, на него самого. Отношения двоих — это отношения двух абстракций, двух живых машин, использующих друг друга.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *