Анализ книги Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир»

Книга Джона Рида об Октябрьской революции в России сама по себе революционна. Писатель говорит: «В борьбе мои симпатии не были нейтральны. Но, рассказывая историю тех великих дней, я старался рассматривать события оком добросовестного летописца, заинтересованного в том, чтобы запечатлеть истину». По моему мнению, автору действительно удалось создать картину переворота во всей ее сложности и противоречивости, показать значительность происходящих перемен. Действительно, это произведение поможет и изучающим историю, и изучающим журналистику. Оно не только фиксирует, но и анализирует события того времени.

«Десять дней, которые потрясли мир»: журналистика или история?

Сам писатель характеризует свое сочинение так: «Эта книга — сгусток истории, истории в том виде, в каком я наблюдал ее». Однако автор провел огромную, именно журналистскую работу. Кроме собственных наблюдений, источниками информации для книги послужили русские и иностранные газеты того периода, а также воззвания, декреты и объявления, которые расклеивали на улицах. Рид встречался с людьми, представляющими разные точки зрения, приводил противоположные мнения, его произведение – это не однобокая точка зрения, а конфликт, дискуссия.

В этой книге, как в журналистском произведении, выдвигаются тезисы, подтверждаемые или опровергаемые аргументами. Например, сообщается точка зрения, главенствующая в Европе и Америке, что Революция – всего лишь краткосрочная авантюра. Автор не согласен с этим, он считал, что бунтовщики уже все продумали и не упустят власть на произвол судьбы, как сделал это Керенский:

В каждой деревне, в каждом городе, в каждом уезде и в каждой губернии имелись Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, готовые взять на себя дело местного управления.

Главный критерий журналистского произведения – актуальность. Долго большевиков не воспринимали всерьез ни в России, ни за рубежом, считая их программу оторванной от жизни и невыполнимой. Однако Рид пророчески пишет о важности изучения Октябрьской революции, сравнивая это «одно из величайших событий в истории человечества» с установлением Парижской Комунны, тщательно изучаемой зарубежными историками.  Он был одним из первых зарубежных авторов, всерьез взявшихся за осмысление происходящего в разбушевавшемся государстве. На тот момент его попытка художественного исследования революции стала для многих бесценным источником информации.

Почему Джон Рид поддерживал большевиков?

Джон Рид – журналист и член Социалистической партии Америки, поэтому он не был абсолютно равнодушен, освещая революционные события. Читая книгу, сразу становится понятно, что он за большевиков. Его точка зрения в мире была тогда достаточно спорной. Однако нет оснований не верить Риду, ведь в деле освещения социальных коллизий у него имелся определенный опыт. Сам участвовал в забастовках (арестован из-за участия в рабочей забастовке в Паттерсоне), писал репортажи о революции в Мексике, собранные позже в книгу «Восставшая Мексика», а также был военным корреспондентом во время Первой Мировой войны, где не сочувствовал ни одной воюющей стороне. Автор имел представление о социальных катаклизмах и их последствиях, понимал, о чем говорит и кого поддерживает.

Репортажная стилистика книги

Стиль книги напоминает документальную хронику. Здесь нет образных, «красивых» описаний, зато есть точность и детальность. Однако живость повествованию придают эпизоды, которые отражают настроение эпохи, а не являются просто частью хронологии. Перед нами картины улиц, гостиниц, поездов, кафе того периода. Книга создает эффект присутствия, причастности к описанным событиям. Кроме того, Рид широко использует выдержки из интервью с многочисленными участниками переворота, добавляя произведению колоритности.

Рид не летописец, он очевидец, поэтому в книге ярко выражена репортажная стилистика. Но, несмотря на правдивость и предельную документальность информации, главная задача произведения  – нарисовать окрашенную эмоционально картину, отразить основные устремления в обществе с точки зрения автора, которого нельзя назвать отстраненным наблюдателем. К тому времени у него уже сложились собственные политические взгляды на мир, сквозь их призму он оценивал происходящее в России. По его мнению, свершилась долгожданная социалистическая революция, что сулит воцарение справедливости в масштабах мира. Писатель изначально воспринимал ее именно так, поэтому везде и всюду искал подтверждение своей мысли и находил его.

Чем различаются революционные события в Петрограде и Москве?

Автор не ограничился лишь описанием петроградских событий, а коснулся и происходившего в Москве. Между двумя столицами была существенная разница:

В сущности, Петроград, хотя он вот уже двести лет является резиденцией русского правительства, всё же так и остался искусственным городом. Москва — настоящая Россия, Россия, какой она была в прошлом и станет в будущем; в Москве мы сможем почувствовать истинное отношение русского народа к революции. Там жизнь была более напряжённой.

Действительно, несмотря большую важность (в стратегическом отношении) переворота в Петрограде, там Революция прошла почти бескровно. В Москве же происходили ожесточенные бои в течение 6 дней, где, по данным Рида, погибло 500 рабочих (а сколько белогвардейцев и юнкеров, неизвестно). Если в Петрограде кипела жизнь, продолжали работать театры и кино, то Москва была вымершей:

В центре города, занесённые снегом улицы затихли в безмолвии, точно отдыхая после болезни. Редкие фонари, редкие торопливые пешеходы. Ледяной ветер пробирал до костей.

Белокаменная была разделена надвое революционными событиями, в ней острее выступили противоречия, которые позже и привели страну к Гражданской войне.

Примеры из книги

Рид доказывает свою точку зрения фактами, которые он видел сам. Часто жизненные примеры ярче иллюстрируют отвлеченные мысли. Например, говоря о чудовищном социальном неравенстве, автор описывает купеческую семью «спекулянтов-мародеров»: трое сыновей откупились от армии, один спекулировал продовольствием, другой не брезговал краденым золотом, а третий перепродавал шоколад. «И все же, когда солдаты на фронте не могли больше сражаться от холода, голода и истощения, члены этой семьи с негодованием вопили: «Трусы!», они «стыдились быть русскими»…» — эти слова являются лучшей иллюстрацией бедственного положения народа и вседозволенности немногих, атмосферы «всеобщей продажности и чудовищных полуистин».

Но не только ужас и возмущение вызывают сцены из обычной жизни. Пример жажды знаний, порождающий восхищение и гордость, – это посещение Ридом фронта Первой Мировой войны:

Мы приехали на фронт в двенадцатую армию, стоявшую за Ригой, где босые и истощенные люди погибали в окопной грязи от голода и болезней. Завидев нас, они поднялись навстречу. Лица их были измождены; сквозь дыры в одежде синело голое тело. И первый вопрос был: «Привезли ли что-нибудь почитать?

Именно такие люди, которые даже в самые тяжелые времена тянутся к книгам, способны совершить революцию во имя светлых идей, а не выгоды.

Автор стал свидетелем множества противоречивых событий, познакомился с людьми разных взглядов и убеждений, и все это лишь подтверждало мысль о значительности происходящего.

Образ Ленина

Рид встречался не только с рядовыми революционными активистами, он, с чисто репортерской пробивной силой, добился аудиенции с теми людьми, которые позже попадали в учебники по истории, в их честь называли улицы. И каждый из них получал от автора точную характеристику.

Ленина Рид видел как умного человека, чувствующего аудиторию и умеющего с ней разговаривать. Это отличный оратор, который мог простым языком донести самые сложные мысли. Его спокойствие и энергия воодушевляли людей на новые свершения и убеждали в его правоте. Владимир Ульянов обладал колоссальным чутьем и чувством ситуации, например, он ясно осознавал, когда именно стоит произвести переворот.

Образ Троцкого

Троцкий, как и Ленин, свято верил в революционную работу и в удачу переворота. Он защищал дело всей своей жизни до хрипоты, презирая противников, всегда был готов к выступлению: «На его губах блуждала саркастическая улыбка, почти насмешка. Он говорил звенящим голосом, и огромная толпа подалась вперед, прислушиваясь к его словам». Ленинского спокойствия и внутренней силы ему не хватало, но деятель легко загорался, увлекал за собой, что и обеспечивало ему популярность. Эрудиция, солидный опыт революционной деятельности и насыщенная биография делали его незаменимым членом партии победителей.

Он свято верил в мировую революцию, в то, что дело пролетариата захватит весь земной шар. В социализме Троцкий видел огромные перспективы, далеко идущие планы. Именно поэтому он в последствие возглавил Коминтерн.

Характеристика Каменева

Каменев, несмотря на то, что был большевиком, в некоторых вопросах коренным образом расходился с Лениным. Например, считал бессодержательным требование немедленного мира и преждевременной организацию революции в октябре. Ульянов критиковал соратника, но видел в нем полезного члена партии. Революция – огромная авантюра, для которой Каменев был слишком осторожен, что и помешало ему стать лидером.

Автор хоть и поддерживает большевиков, но не навязывает свою позицию. Он при всей своей эмоциональной вовлеченности смог показать главное – значение Октябрьской революции, разделившей мир на две половины и изменившей его надолго.

Автор: Мария Блинова

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Читайте также:

Чего вам не хватает или что вам не понравилось в этой работе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *